У С С У Р И Й С К О Е
К А З А Ч Ь Е   В О Й С К О

 
Введение
Глава 1:
Глава 2:
Глава 3:
Заключение
Список источников  и литературы 
 
 
 
 

 

страница 8

3. Уссурийское Казачье Войско в период Дальневосточной Республики (ДВР).

 

 

       

2. Уссурийское Казачье Войско на завершающем этапе Гражданской войны.
Ликвидация Уссурийского Казачьего Войска.

 

Гродековское Войсковое правительство 1 июня 1921 г. в своем постановлении уведомило казаков о свершившемся во Владивостоке 26 мая свержении большевистской власти и заявило о необходимости объединения национальных сил, как основного условия восстановления русской государственности. Войсковое правительство, отвергая партийные происки отдельных политических групп, угрожающие населению Приморья новыми тяжелыми последствиями, признало единственно приемлемым для войска путь к созданию постоянной верховной власти - созыв Учредительного собрания (съезда) на основах всеобщего избирательного права. Оно заявило, что отношение войска к Временному Приамурскому правительству (ВПП), как власти временной, будет определяться степенью преемственности для него этих выдвинутых населением войска положений[1].

Через несколько дней, выразив свою обеспокоенность происходящей на местах полной дезорганизацией общественного управления, в результате которой утрачена способность общества самоуправляться, Гродековское Войсковое правление постановило в месячный срок упорядочить общественное управление на местах путем создания правомочных поселковых сходов, согласно Положению о самоуправлении, принятом в октябре 1917 г. на 3-м Войсковом круге. Для выяснения состояния общественных хозяйств была выражена необходимость проведения ревизии во всех поселках[2].

Понять, в каком сложном финансовом и экономическом положении находилось Гродековское Войсковое правительство, не получавшее, по просьбе 10-го Круга средств от ДВР, может постановление его от 3 июня 1921 г. за № 106. Отвечая на прошения казаков войска об оказании им помощи выдачей ссуд и пособий, как пострадавшим от разных бедствий, Гродековское Войсковое правительство вынуждено было им всем отказать. Отказ мотивировался отсутствием денежных средств, которых не хватало даже на содержание школ, медицинского и ветеринарного персонала, а также всей администрации войска[3]. Видимо это, а также центристские взгляды атамана Ю.А. Савицкого, настроение населения и послужило причинами перехода Войскового правительства на сторону ВПП.

22 мая 1921 г. в Порт-Артуре состоялось совещание, на котором представители Национал-экономического союза, Всероссийского крестьянского союза, Чрезвычайной делегации от казаков и бурят Забайкальской области, представители казачьей конференции пришли к выводу, что верховная власть после переворота должна принадлежать главнокомандующему атаману Г.М. Семенову, а законодательная - Народному Собранию. Когда 24 мая 1921 г. начались события в Приморье (переворот генерала Смолина в Никольск-Уссурийском, 26 мая - во Владивостоке), атаман Семенов был убежден, что они развертываются по плану, разработанному в Порт-Артуре[4]. Этому убеждению способствовали сообщения, отправленные Семенову генералом Н.И. Савельевым и другими, которые убеждали атамана в необходимости прибытия в Приморье. Атаман Семенов, вопреки советам японского командования, принял решение ехать во Владивосток[5]. В это же время ВПП сообщило Семенову о нежелательности его приезда в Приморье[6]. Однако атаман, выступив с претензией на посты Верховного Правителя и Главнокомандующего, предупредил правительство Меркуловых о своем приезде в г. Владивосток. Так между ВПП и атаманом Семеновым началась борьба за власть. Большинство организаций Приморья поддержали правительство Меркуловых. Представители казачьих войск 31 мая 1921 г. выразили ВПП свою полную поддержку[7]. Как бы перечеркивая претензии атамана Семенова, командующий Дальне-Восточной армией генерал-лейтенант Г.А. Вержбицкий приказом ВПП от 31 мая 1921 г. был назначен командующим всеми вооруженными силами Приморской области. Ему вменялось в обязанность принять все меры к организации армии[8].

Ввиду возникшей конфронтации, Войсковое правительство Уссурийского казачьего войска объявило о поддержке правительства Меркуловых, обвинив атамана Семенова в неисполнении просьб 10-го Чрезвычайного круга и уссурийских казаков об удалении с территории войска некоторых своих чинов (в частности генерала Н.И. Савельева), упорядочении отношений между частями армии и населением, а также в дискредитации атаманом самого Войскового правительства.[9] В своем постановлении Войсковое правительство заявило, что Семенов своими последними действиями в корне подорвал к себе всякое доверие населения. В связи с происходящей борьбой за власть и продолжающейся вредной для общего дела деятельностью лиц, окружающих атамана, Войсковое правительство заявило о недопустимости в данное время возглавления атаманом Семеновым начавшегося в Приморье Национального движения ввиду неприемлемости его имени для населения.

В свою очередь, ВПП  в своем постановлении обвинило атамана Семенова в нарушении начавшегося спокойствия и вмешательстве в работу правительства. Кроме того, ВПП заявило, что Семенов бросил Дальне-Восточную армию в Забайкалье на произвол судьбы и без средств, а сам уехал сначала в Гродеково, а затем в Порт-Артур, куда он предварительно отослал общегосударственные денежные средства. Этими своими действиями атаман Семенов утратил все как юридические, так и моральные права на вмешательство в государственное управление. В результате во Владивосток он может приехать только как частное лицо. А так как атаман явно не был согласен с таким оборотом событий, то правительство предупредило Семенова, чтобы он не приезжал во Владивосток.

Атаман Семенов не захотел подчиниться этому требованию, и 5 июня 1921 г. прибыл в г. Владивосток, где вновь потребовал от ВПП передачи ему военного командования над вооруженными силами Дальнего Востока, т.е. каппелевцами и семеновцами. В ответ на это требование правительство посоветовало ему, во избежание возобновления гражданской войны и смуты среди населения, временно покинуть Владивосток.[10]

6 июня 1921 г. Гродековское Войсковое правительство вынесло постановление о необходимости скорейшего созыва Учредительного собрания. Войсковое правительство также подчеркнуло свой отказ (направленный прежде всего против атамана Семенова) поддерживать отдельных лиц, стремящихся к власти.[11]

В связи с приездом Семенова во Владивосток и выходом его прокламаций, как Главнокомандующего всеми вооруженными силами Российской Восточной Окраины, ВПП сделало заявление, в котором объявляло, что оно Семенова таковым не считает, а все войска, находящиеся на территории ВПП, подчинены правительству, поэтому Семенов к военным вопросом не имеет никакого отношения[12].

3 июня 1921 г., в преддверии ожидаемого приезда атамана Семенова во Владивосток, консульский корпус провел свое экстренное заседание, на котором, ввиду возможного осложнения обстановки, постановил известить Семенова воздержаться от высадки в Приморской области до решения населения о своем самоуправлении. Все же семеновские части, находящиеся или прибывающие в г. Владивосток или его окрестности, должны быть разоружены[13].

6 июня 1921 г. японское командование во Владивостоке посоветовало атаману Семенову уехать в Гродеково, и в этом его поддержал консульский корпус.

После посещения штаба командующего японскими экспедиционными силами на Дальнем Востоке генерала Тачибана, атаман Семенов 7 июня посетил консульский корпус, где заявил, что не намерен вмешиваться в политическую борьбу, а поедет в Гродеково принять командование своими войсками[14].

8 июня 1921 г. по поручению атамана Семенова начальник гродековской группировки войск генерал Н.И. Савельев и начальник штаба генерал Соболев заключили договор с представителями японской военной миссии,  по которому Гродековская группа получала 50 тыс. иен, 3200 винтовок, 350 тыс. патронов, 24 пулемета, 24 ящика патронов, 6 полевых, 2 горных орудия и 75 ящиков снарядов к ним[15]  на условиях взятия Хабаровска.

9 июня 1921 г. Войсковое правительство Уссурийского казачьего войска заявило о недопустимости пребывания атамана Семенова на территории Приморья.

10 июня 1921 г. Съезд представителей казачьих войск своим постановлением признал необходимым временный отъезд атамана Семенова из пределов Приморской области. Однако, надеясь на понимание атаманом ситуации, а также учитывая его переговоры с ВПП, срок этого отъезда Съезд не определил[16]. Кроме того, Съезд призвал строевые казачьи части к безоговорочному  подчинению ВПП[17].

В ночь с 10 на 11 июня 1921 г. начальник штаба Семенова генерал Клерже и полковник Поротков посетили С.Д. Меркулова и предложили преобразовать власть так, чтобы Семенов и Меркулов стали во главе ее совместно. Но С.Д. Меркулов это предложение отклонил[18].

16-25 июня 1921 г. во Владивостоке проходил 2-й несоциалистический съезд, на котором представители от крестьян и казаков резко выступили против домогательств Семенова на власть и самого его пребывания на русской территории, требуя передачи всей полноты верховной власти русскому народу. С этой же целью они постановили не позже объявленного срока 7 июля созвать Народное Собрание с предоставлением ему всех учредительных прав. Они также требовали гарантий сохранения органов народного самоуправления - городских и земских. Одновременно они выступили за гражданский мир и выразили протест против нахождения интервентов на русской земле.

Крестьяне и казаки отказались считать несоциалистический съезд выразителем воли народа, т.к. в нем не  были представлены все слои населения, кроме того, по их мнению, съездом пытались заменить Народное Собрание. Поэтому казаки и крестьяне отказались участвовать в работах съезда и требовали скорейшего созыва Народного Собрания[19]. Поняв, что во Владивостоке ему не удастся добиться верховной власти, 25 июня Г.М. Семенов покинул город и в качестве главнокомандующего отправился в Гродеково[20].

Это заставило ВПП выступить с постановлением, в котором атаман Семенов обвинялся в различных нарушениях законности начиная с 1918 г., а ныне и во вмешательстве в работу правительства. За выпуск атаманом антигосударственных прокламаций и отбытия его вопреки распоряжения правительства в Гродеково, оно постановило считать поведение и действия атамана Семенова государственным преступлением[21].

В постановлении от 29 июня 1921 г. ВПП объявило, что все распоряжения Семенова в качестве главнокомандующего считать недействительными и не подлежащими исполнению, в противном случае виновным угрожало привлечение к ответственности[22].

Прибыв в Гродеково, 28 июня 1921 г. Семенов устроил парад своих войск, в котором принимали участие Уссурийский казачий полк под командованием полковника Н.В. Ловицкого и Особая Уссурийская сотня под командованием полковника А.Г. Ширяева. Обе части насчитывали около 100 человек[23].

Большая часть казачьего населения Южных округов Уссурийского казачьего войска выступила против притязаний атамана Семенова. В частности, 27 июня 1921 г. в ряд казачьих поселков, находящихся недалеко от ст. Уссури, из Гродеково прибыли делегаты-казаки - сторонники атамана Семенова с предложением перейти на сторону атамана и подписать резолюцию о непризнании власти ВПП. Однако казаки заявили делегатам, что Семенов стремится к продолжению гражданской войны, и поэтому за ним они не пойдут. Делегаты вернулись в Гродеково ни с чем[24]. В начале июля 1921 г. с протестами против переброски семеновского сводно-казачьего полка из Спасского района в район Полтавки выступили казаки станицы, заявившие, что несмотря на вылазки хунхузов, помощи от Семенова они не примут, а могут принять ее только от ВПП[25].

Согласно постановления от 21 мая 1921 г., Войсковое правительство Уссурийского казачьего войска 27 июня из Гродеково переехало во Владивосток. Это позволило Войсковому правительству в дальнейшем в своей деятельности избегать давления со стороны атамана Семенова[26].

Разошедшееся с Семеновым, Войсковое правительство 27 июня 1921 г. с согласия ВПП постановило и 28 июня приказом по Уссурийскому казачьему войску объявило о формировании в Никольск-Уссурийском на добровольческих началах Отдельной Уссурийской казачьей сотни из казаков войска. 29 июня с призывом к казакам вступать в ряды сотни обратился ее командир есаул Ярославцев[27].

После отъезда атамана Семенова в Гродеково, ВПП, имея надежного союзника в лице Войскового Атамана Уссурийского казачьего войска генерала Ю.А. Савицкого, стало прилагать усилия, чтобы посредством давления на казачьи круги ликвидировать влияние Семенова.

С этой целью представители Съезда казачьих войск от Уссурийского и Енисейского казачьих войск несколько раз выносили на обсуждение Съезда вопрос о лишении Семенова звания Походного Атамана.

4 июля 1921 г. во Владивостоке на заседании съезда под временным председательством представителя Уссурийского казачьего войска Н.С. Зибзеева, присутствовали представители семи казачьих войск: Уральского, Оренбургского, Сибирского, Семиреченского, Енисейского, Амурского и Уссурийского. В голосовании принимали участие уссурийцы, енисейцы, оренбуржцы, семиреченцы и уральцы. За лишение было подано шесть записок, против не было, воздержались двое.

Атаман Семенов это решение не признал, и, в ответ, 13 июля 1921 г. издал приказ, в  котором отдавал под суд организаторов своего смещения: генерал-майоров: заместителя Атамана Сибирского казачьего войска Блохина Петра, Атамана Енисейского - Потанина Льва, и Уссурийского - Савицкого Юрия, и разжаловал: Блохина и Потанина - в полковники, Савицкого - в подъесаулы[28].

6 июля 1921 г. Войсковое правительство Уссурийского казачьего войска издало приказ, в котором, согласно приказа Командующего войсками ВПП от 5 июля 1921 г. и постановления 9-го Чрезвычайного Большого Войскового круга, было приказано всем офицерам и казакам войска, состоящим в тот момент на службе в отдельных отрядах, немедленно прибыть в Никольск-Уссурийcкий в распоряжение Отдельной Уссурийской казачьей сотни. За неисполнение данного приказа виновным, помимо ответственности перед законом, грозило исключение из войска[29].

В ответ против Войскового Атамана Уссурийского казачьего войска Ю.А. Савицкого была начата компания со стороны офицеров и чиновников-уссурийцев, служивших в отрядах Семенова. Они ставили Савицкому в вину выступление против Походного Атамана Семенова, издание  приказа от 6 июля 1921 г. об обязательной службе в Отдельной Уссурийской казачьей сотне, и фактическое признание ВПП без созыва Войскового круга. Ввиду этого офицеры и чиновники на общем собрании постановили с 9 июля 1921 г. все приказы Савицкого в отношении офицеров и военных чиновников-уссурийцев считать не подлежащими выполнению, впредь до созыва 11-го Большого Войскового круга. Это заявление было подписано 36 офицерами и военными чиновниками войска[30]. Кроме этого, Ю.А. Савицкий дополнительно обвинялся в ведении осенью 1920 - зимой 1921 гг. переговоров с правительством ДВР.

В ответ на эти нападки, Войсковое правительство было вынуждено 11 июля 1921 г. выступить с заявлением по поводу выпадов на его деятельность, заявив, что правительство следует решениям 9-го и 10-го Войсковых кругов об объединении казачества с крестьянством и этим отметает обвинения работе "в пользу большевиков." Одновременно Войсковое правительство отметило, что оно не признало ВПП, так как это находится в компетенции Войскового круга, однако Войсковое правительство поддерживает ВПП в целях скорейшего осуществления стремлений казачества по созыву Учредительного собрания.

Отвечая на обвинения о непризнании Походного Атамана, Войсковое правительство заявило, что такого постановления о непризнании Г.М. Семенова Походным Атаманом оно не выносило. Такое постановление вынесла казачья конференция всех казачьих войск, которая имела на то право, как избравшая его Походным Атаманом. В то же время правительство заявило, что не может оказывать поддержку атаману Семенову, так как он не выполнил просьб 10-го Чрезвычайного Войскового круга о прекращении произвола и насилий, чинимых чинами войск Семенова. В конце постановления правительство обратилось с просьбой к населению войска о поддержке своей деятельности[31].

Продолжая политику конфронтации с Семеновым,12 июля 1921 г. атаман Савицкий обратился с открытым письмом к офицерам Сибирского, Забайкальского и Енисейского казачьих войск, состоящих на службе у атамана Семенова. В обращении, называя деятельность атамана Семенова преступной, разрушающей государственность, Савицкий призвал офицеров перестать быть участниками этого преступления и присоединиться к национальному ВПП.

Подобные письма и воззвания, направленные против Семенова, атаманом Савицким были разосланы в поселки и станицы войска.

18 июля 1921 г. в Никольск-Уссурийском состоялась встреча генералов, выступивших против атамана Семенова - Ю. Савицкого, П. Блохина, Л. Потанина и бывшего представителя Уральского казачьего войска при Походном Атамане генерала Мартынова. Это совещание генералов после обсуждения сложившейся ситуации, постановило созвать общий казачий Съезд для избрания, а вернее переизбрания Походного Атамана всех казачьих войск[32].

В середине июля 1921 г. прошло совещание представителей казачьих войск Сибирского, Забайкальского, Башкирского и Иркутского по поводу вынесенного 4 июля Съездом решения о лишении генерала Г.М. Семенова звания Походного Атамана. Представители, ввиду отсутствия кворума и соответствующих полномочий  у некоторых делегатов, заявили о недействительности этого решения, и выразили просьбу обсудить на Съезде их обращение и принять соответствующее решение.[33] Таким образом, налицо было расхождение во взглядах на данный вопрос среди представителей Съезда казачьих войск, разделенных сложившейся ситуацией на 2 лагеря - сторонников ВПП и сторонников атамана Семенова.

После своего приезда в Гродеково атаман Семенов, согласно сводкам разведотдела штаба сухопутных и морских сил ВПП от 1 и 2 июля 1921 г., решил сформировать там свое правительство, привести в порядок свои отряды, после чего повести наступление  на Владивосток, чтобы ликвидировать правительство Меркуловых[34]. 8 июля 1921 г. атаман Семенов посетил пос. Софье-Алексеевский, где был расквартирован Уссурийский казачий полк под командованием полковника Н.В. Ловицкого[35].

Однако атаман Семенов столкнулся с негативным отношением к себе и своим войскам со стороны казачьего населения. Причиной этого было как поведение отрядов в станицах и поселках, так и прежняя политика самого атамана.

Так, 13 июля 1921 г. на Полтавском станичном сходе обсуждался вопрос об отношении к гродековской группе войск и части ее, расположенной в пос. Фаддеевском. Войсковое правительство потребовало от казаков недопуска вооруженных гродековских частей в пределы станичного округа. И только угроза пос. Фадде-евскому со стороны хунхузов привела к тому, что поселок обратился за помощью к гродековским частям, которые направили в Фаддеевский отряд.[36]

В середине июля 1921 г. ВПП решает включить казачество в свой аппарат. С этой целью Указом от 19 июля 1921 г. за № 31 ВПП постановило предложить Съезду представителей всех казачьих войск срочно выработать проект положения об Управлении по делам казачьих войск. Войсковому Атаману Уссурийского казачьего войска Ю.А. Савицкому впредь до утверждения названного Управления предоставлялись права управляющего отдельным ведомством. Приказом № 127 от 19 июля 1921г. Войсковой Атаман Уссурийского казачьего войска генерал-майор Ю.А. Савицкий был назначен членом Совета управляющих ведомствами о возложением на него предметов ведения, определяемых положением о бывшем Главном управлении на Дальнем  Востоке,[37] т.е. фактически Савицкий был назначен министром по делам казачества ВПП.

Приказом ВПП за № 138 от 28 июля 1921 г. по военному ведомству приказ атамана Семенова от 13 июля 1921 г. о разжаловании Савицкого был отменен, и за особо выдающиеся заслуги в деле борьбы с большевизмом Войсковой Атаман Уссурийского казачьего войска Ю.А. Савицкий был произведен в генерал-майоры[38].

20 июля 1921 г. во Владивостоке открылось Народное Собрание, выборы в которое бойкотировались рабочими организациями и меньшевиками, почему монархисты получили большинство - 40 из 70 депутатских мест. Основной задачей Народного Собрания ВПП определило подготовку и созыв Учредительного съезда, само же правительство Народному Собранию не подчинялось и перед ним не отчитывалось.[39] В этот же день, подводя итог своей конфронтации с Семеновым, ВПП, назвав деятельность атамана преступной, противогосударственной, объявило Семенова государственным преступником.[40]

Между тем положение Семенова в Гродеково становилось все более напряженным, и главную роль здесь играл недостаток средств у атамана.

Говоря в середине июля 1921 г. о своих финансовых трудностях, атаман Семенов заявил, что в различных японских банках у него находится около 10 млн. руб. золотом. Американо-Китайский банк задолжал ему 400 тыс. и около 600 тыс. беженский Фонд. Однако деньги эти он получить не может, из-за чего эти трудности и возникли[41]. Видимо, как политическая фигура Семенов перестал удовлетворять своих бывших покровителей и стал им не нужен, поэтому средства и были заморожены, а Семенов остался фактически без поддержки. Еще атаман Семенов надеялся на получение финансовой помощи из Харбина. Когда эти надежды не оправдались, II августа Семенов заявил ВПП о своем согласии подчиниться последнему[42]. Семенов через посредство японского командования был вынужден войти в переговоры с генералом В.М. Молчановым и С.Д. Меркуловым, результатом чего явилось полное признание атаманом Семеновым меркуловского правительства.

Пойти на этот шаг Семенова заставили следующие обстоятельства. Воинские части, подчиненные атаману, с мая не получали жалования. 8 августа 1-й Забайкальский казачий полк с оружием в руках вышел из казарм и направился к ставке атамана Семенова, куда, по приказанию последнего, были стянуты надежные воинские части, которым было приказано немедленно разоружить взбунтовавшиеся воинские части при первой попытке бунтовщиков разгромить интендантские склады Уссурийского казачьего войска. Забайкальские казаки потребовали только уплаты следуемого им содержания за прослуженное ими время.[43] В дальнейшем положение Семенова становится все более тяжелым. По свидетельству очевидцев, атаман фактически был арестован своими людьми, которые не давали ему возможности уехать. Все волнения возникли на почве невыплаты жалования[44].

Поэтому позднее между атаманом Семеновым и Меркуловыми состоялось соглашение, по которому последние выделяли атаману сумму (за обязательство покинуть Приморье), обеспечивающую ему жизнь в течении 5 лет. Семенов, в свою очередь, дал обещание не проживать ни в Японии, ни в местах, находящихся в сфере влияния  Японии.[45]

31 августа 1921 г. во Владивосток прибыл генерал Ф.Д. Глебов, назначенный в июне командующим Гродековской группой войск (или Южно-Уссурийским районом) вместо генерала Н.И. Савельева (который был командующим Южно-Уссурийским районом с 26.01.21 г. по июнь 1921 г.) для ведения переговоров с ВПП о соглашении[46].

Гродековский гарнизон на собрании 1 сентября 1921 г. постановил подчиниться ВПП из-за отсутствия у Семенова денег и продовольствия[47].

2 и 3 сентября два члена ВПП вместе с генералом Глебовым посетили части группы в Гродеково и Никольск-Уссурийском. Гродековские войска заявили о своей будущей преданности ВПП[48].

Как заявил 6 сентября 1921 г. генерал Ф.Д. Глебов, атаман Семенов не видел смысла в своем дальнейшем пребывании на Дальнем Востоке, а потому,  как главнокомандующий, поручил Глебову войти в подчинение ВПП с Гродековской группой войск, с условием сохранения группой организационного единства[49].

   14 сентября 1921 г. атаман Семенов выехал из Владивостока в Шанхай[50]. Так закончилось длившееся почти полгода противостояние между правительством Меркуловых и атаманом Семеновым.

Своим приказом от 12 сентября  1921г. ВПП  включило в состав подчиненных ему войск Гродековскую группу, а приказом от 12 октября объединило управление всеми войсками в руках управляющего военно-морским ведомством.[51]

В августе 1921 г. общеказачьему органу - казачьему Совещанию ВПП в Совете управляющих по делам казачьих войск было представлено одно место.

Само казачье Совещание занималось разработкой Положения об управляющем делами казачьих войск. А пока до выработки Положения защита всех возникающих казачьих вопросов была поручена Войсковому Атаману Уссурийского казачьего войска Ю.А. Савицкому. Оба члена казачьего Совещания в Народном Собрании связались с казачьей фракцией уссурийского казачества[52].

В то время, как Гродековское Войсковое правление делало все возможное для возрождения уссурийского казачества, делая ставку на ВПП и поддерживая его в борьбе с Семеновым, Хабаровское Войсковое правление проводило политику на расказачивание, принятую 10-м Иманским кругом в марте 1921 г.

На заседании Приамурского областного управления 8 июля 1921г.  представители Временного Войскового правления Уссурийского казачьего войска выступили с докладом по вопросу о землях отвода генерала С.М. Духовского и лесном отделе. После его обсуждения, управление постановило все земли войска надела генерала Духовского с 8 июля 1921 г. территориально по Приамурской области считать отошедшими из ведения и распоряжения Войскового правления Уссурийского казачьего войска и перешедшими в ведение Земельного отдела Приамурского областного управления.[53]

На заседании Приамурского Народного Собрания 14 августа 1921 г. был заслушан доклад председателя Войскового правления Уссурийского казачьего войска С.С. Петрологинова об упразднении войска. Согласно этого доклада, все подготовительные работы по слиянию административно-хозяйственного аппарата войска с областными и  уездными организациями правлением окончены. По предложению правления вся территория войска отходила к двум областям: Приамурской и Приморской. К Приамурской отходила территория от ст. Уссури прибрежной полосой до Хабаровска, включающая 41 селение, и по реке Амур в 600 км от Хабаровска - селение Киселевское, т.е. станичные округа Гленовский, Бикинский и часть Донского. Если Гленовский округ к этому времени уже слился с крестьянством, то Бикинский и часть Донского округа, входящие в Приамурскую область, в административно-хозяйственном отношении представляли собой отдельные волостные единицы и находились в состоянии слияния с областью.

Поселки Гленовского станичного округа распределялись по волостям Хабаровского уезда. Образовывалась новая Бикинская волость, куда, из-за недостатка общего числа населения для образования волости, включались близлежащие крестьянские поселки.

Войсковое правление предлагало в месячный срок совершить переход отделов в соответствующие организации области, в частности агрономической, медицинской, ветеринарной, народного образования. Земельному отделу Приамурского областного управления предлагалось в месячный срок в свое ведение принять от войска земли по наделу отвода Духовского и лесного отдела Войскового правления территориально в Приамурской области. Разработка этого вопроса была поручена административно-судебной комиссии, которая должна была выработать проект постановления по докладу Войскового правления о слиянии управления войска на территории, входящей в Приамурскую область с областным, уездными и волостными управлениями[54].

На заседании Приамурского Народного Собрания 17 августа 1921 г. обсуждался доклад административно-судебной комиссии о слиянии управления войска территориально с Приамурским областным управлением. Комиссия предлагала распределить казачьи селения в административном отношении на 2 уезда: Хабаровский и Иманский. В отношении хозяйственного аппарата войска, частично уже входящего  в соответствующие отделы Приамурского областного управления, комиссия нашла необходимым влить его со всей канцелярией, землями и имеющими государственное значение имуществом в соответствующие управления, учреждения и организации Приамурской области. На выполнение этого мероприятия комиссия считала вполне достаточным месячный срок[55].

23 сентября 1921 г., передав в областное управление весь административно-хозяйственный аппарат войска по Приамурской области, Хабаровское Войсковое правление завершило порученную 10-м Войсковым кругом работу по слиянию казачества с крестьянством. Правление объявило о переносе своей деятельности в Приморскую область и переезде на ст. Уссури (ст. Донская войска) для проведения там такой же работы[56].

Подготовка к общеказачьему съезду в октябре 1921 г. во Владивостоке подходила к концу. Главной задачей его была определена организация казачьих войск во главе с особым управлением по казачьим делам на правах управляющего ведомством[57].

23 октября 1921 г. во Владивостоке открылся казачий съезд, на который прибыло 32 делегата с правом решающего голоса, а также строевые начальники казачьих войск. В программу съезда вошли следующие вопросы: о политическом моменте, доклад о работе совещания, положение казачьих войск и беженцев в Приморье, рассмотрение положения о самоуправлении казачьих войск, финансово-экономическое положение казачьих войск[58].

4 ноября 1921 г. съезд представителей казачьих войск Урала, Сибири и Дальнего Востока принял следующую резолюцию по текущему политическому моменту. Обвинив большевиков в развязывании гражданской войны, съезд заявил о своей полной поддержке ВПП. Съезд предложил правительству выйти с настойчивым представлением к японскому командованию о возвращении Дальневосточной армии и казакам отобранного у них оружия, так как безоружная армия не может воевать с большевиками. В конце съезд выразил пожелание правительству по сохранению исторически сложившегося уклада жизни казаков, их права иметь свои органы самоуправления, в соответствующем вкладу казачества участии в общем  аппарате правительственной власти[59].

По окончании своих работ, казачий съезд постановил учредить общеказачий экономический Союз, устав которого был учрежден Владивостокским окружным судом.

В Союз вошли казачьи войска Урала, Сибири и Дальнего Востока. Съезд ставил своей задачей оказание помощи казачеству. Чтобы начать свою экономическую и финансовую деятельность, Союз начал переговоры с иностранными фирмами об отпуске ими в кредит различных товаров[60].

В октябре-ноябре 1921 г. председатель Хабаровского Войскового правления С.С. Петрологинов и его члены прибыли на юг войска. Главные цели и задачи этого переезда из Хабаровска были декларированы в циркуляре Войскового правления, направленного прежде всего против Гродековского Войскового правления и атамана Ю.А. Савицкого. В нем разъяснялась политика Войскового правления, 10-го Иманского Войскового круга и содержался призыв к казакам Южных округов не поддерживать Гродековское Войсковое правительство и ВПП[61].

В связи со сложным положением в Приморье, правительство ДВР  в октябре 1921 г. объявило приказ о мобилизации в Приамурской области, в том числе и казаков от 17 до 27 лет. Казакам было приказано явиться в сборные пункты в полном обмундировании, с лошадьми и пр. Однако большая часть казачьих поселков отнеслась отрицательно к данной мобилизации, и в приговорах заявила, что причины и цели мобилизации им непонятны, а потому и подчиняться ей не желает. Тогда мобилизация была проведена с помощью введенных в поселки частей НРА[62].

Летом-осенью 1921 г. ВПП начало подготовку к боевым операциям против ДВР. Во время этой подготовки ВПП вновь столкнулось с противодействием со стороны Гродековской группы войск. Поэтому, продолжая работу по переформированию Гродековской группы войск и замены ее семеновского командования своим, военно-морское ведомство объявило в октябре о создании 1-го сводно-казачьего корпуса, а приказом от 23 октября сменило руководство корпусом, во главе которого стал генерал Бородин[63].

Тем не менее, скрытая борьба и неподчинение правительству со стороны Гродековокой группировки продолжалось. Это заставило ВПП 20 ноября 1921 г. снять ее командующего генерала Ф.Д. Глебова и начальника Забайкальской дивизии генерала Федосеева за отказ выполнять поставленную перед ними задачу - двинуться против партизан в Анучино. Генералы были отчислены от занимаемых ими должностей и преданы военному суду[64].

В начале декабря 1921 г. ВПП было вынуждено исключить из состава своих войск и снять со всех видов довольствия Гродековскую группу за противодействие со стороны ее командования[65].

Это заставило генерала Глебова 10 декабря 1921 г. приехать во Владивосток для переговоров с генералом Вержбицким о подчинении Гродековской группировки ВПП. Тяжелое положение гродековцев с продовольствием, обмундированием, одеждой, снабжением привело к тому, что они пришли к решению подчиниться правительству Меркуловых.[66] В ноябре 1921 г. начались боевые операции белоповстанцев против ДВР. 28 ноября 1921 г. командир 3-го стрелкового корпуса генерал В.М. Молчанов отдал приказ своим войскам о движении на север на ст. Уссури[67].

Вместе с белоповстанцами на север направилась и так называемая Иманская сотня под командой полковника А.Г. Ширяева. В 1920 г. и большую часть 1921 г. сотня входила в состав Гродековской группы войск. С подчинением ее ВПП осенью 1921 г., сотня перешла в 1-ю стрелковую бригаду, а затем при движении на север отряда генерала Н.П. Сахарова, присоединилась к нему. Сотня насчитывала в своих рядах до 65 человек при 2-х пулеметах и состояла из казаков-уссурийцев. Шла она в поход с целью поднять казачьи поселки. Однако уссурийские казаки в отряды белых не пошли, а организовывали дружины для охраны мостов и линии железной дороги.[68]

С этой целью в начале декабря 1921 г. Войсковым правительством было решено установить силами казаков охрану железной дороги Евгеньевка - Иман, однако оно столкнулось с определенными сложностями[69].

После занятия Донского станичного округа в начале декабря 1921 г. белое командование предложило представителям Донской станицы организовать самоохрану железнодорожного моста, однако станичники заявили, что добровольно никто служить не пойдет, а по мобилизации казаки дадут людей сколько нужно. Но проводить мобилизацию белые пока не стали[70].

В связи с ожидающимся занятием белоповстанцами почти всех районов Уссурийского казачьего войска, Войсковое правительство во главе с Ю.А. Савицким 5 декабря 1921 г. обратилось с воззванием к населению войска о созыве в ближайшее время 11-го Чрезвычайного Войскового круга и призывом сплотиться вокруг  правительства[71].

Главными причинами созыва Круга стали попытки объединить войско, сгладить последствия раскола и  мобилизовать казаков против ДВР.

5 декабря 1921 г. в приказе по Уссурийскому казачьему войску Хабаровское Войсковое правление во главе о С.С. Петрологиновым обратилось к населению Северных округов "бывшего Уссурийского казачьего войска" с воззванием. В нем правление призвало казаков дать должный отпор врагам русского народа - “меркуло-каппелевским бандам”, всемерно поддержать нарревармию в ее борьбе за независимость ДВР, а молодежь вступать в ряды НРА[72].

Открытие 11-го Чрезвычайного Войскового круга Уссурийского казачьего войска состоялось 26 декабря 1921 г. в ст. Гродеково. В своем приветственном слове атаман Ю.А. Савицкий заявил о прибытии на Круг представителей от всех станиц[73]. Однако, на самом деле депутатов Иманского и Хабаровского районов (быв. Северных округов)на Круге не было, а были лишь отдельные представители от поселков[74]. На Круге выяснилось, что задачи, перед ним поставленные, выполнены не будут. Казаки воевать не хотели, тем не менее, мобилизацию постановили объявить. Поэтому на Круге было решено послать по поселкам и станицам войска делегатов войска для освещения его работ.[75]

Выполняя постановления Круга, Войсковое правительство приказом по войску от 20 февраля 1922 г. объявило мобилизацию всех казаков, способных носить оружие, в первую очередь в Бикинском станичном округе. Однако эта мобилизация 10-ти возрастов в Бикинском станичном округе не прошла, казаки к белоповстанцам не пошли[76].

Во время боевых действий зимой 1921 г. - весной 1922 г., Уссурийское казачье войско имело 3 подразделения, из которых на фронте принимали участие Уссурийский стрелковый дивизион в составе группы полковника Карлова-Илькова (действовавшей по тылам НРА в Амурской области с целью поднять казаков против ДВР) и Иманская сотня полковника А.Г. Ширяева. Отдельная Уссурийская казачья сотня находилась в Южных округах и несла охранную службу[77].

К апрелю 1922 г. Хабаровский поход был окончен, разбитые части белоповстанцев отошли в Приморье под охрану японцев на старые квартиры. После возвращения их из похода, все казачьи части вошли в состав 1-го казачьего корпуса под командованием генерал-майора Бородина, составив: Оренбургскую казачью бригаду, Сводную казачью бригаду (Енисейцы, Сибирцы и Уральцы) и Забайкальскую казачью дивизию[78].

В результате событий 1 - 10 июня 1922 г., так называемого "Нарсобовского недоворота", командующим войсками стал генерал М.К. Дитерихс, а главой ВПП, до созыва Земского Собора, остался С.Д. Меркулов[79].

Во время этих событий генерал П.П. Иванов-Ринов выступил на стороне Меркуловых и стал добиваться от Совета казачьих войск вынесения благожелательной для них резолюции. Эта позиция Иванова-Ринова привела к сложению полномочий председателя Совета и выходу из него генерал-майора Анисимова, Атамана Оренбургского казачьего войска. Из Совета вышел также и Атаман Енисейского войска генерал Л.П. Потанин. Таким образом, и в казачьей среде не было единства в этом вопросе[80].

6 июня 1922 г. ВПП объявил о созыве Земского Собора в течении 15 дней после окончания бунта. Это указание выполнено не было, но после победы Меркуловых, правительство 27 июня 1922 г. образовало Особую комиссию по созыву Земского Собора.[81]

В июне 1922 г. Войсковое правительство Уссурийского казачьего войска обратилось к председателю Совета управляющих ведомствами ВПП с просьбой предоставить одно место представителя в комиссию по созыву Приамурского Земского Собора[82].

Согласно вышедшего Положения о Приамурском Земском Соборе, в Земском Соборе должны участвовать представители от уссурийского казачества - по одному от Гродековского, Полтавского, Платоно-Александровского, Бикинского и Донского станичных округов и от станицы Вольной и трех представителей от Уссурийского Войскового управления. От казачества Забайкалья и Сибири в Соборе должны были участвовать тринадцать представителей, избираемых Советом казачьих войск.[83] В общем в Земской Собор казачество выдвигало 22 члена[84].

Согласно свидетельству газеты "Вехи", участвовать в выборах в Земский Собор уссурийские казаки отказались. На поселковых собраниях Гродековского станичного округа был решен вопрос об избрании уполномоченных для выборов в Народное Собрание ДВР от сельского населения Приморья. Одним из кандидатов от Гродековского округа намечался С.С. Петрологинов[85].

25 июля 1922 г. на заседании Войскового правительства Уссурийского казачьего войска решался вопрос о выборе трех представителей в Приамурский Земский Собор от Войскового правительства. Правительство постановило делегировать на созываемый Собор членов правительства И.М. Абросимова, Н.К. Петрова и кандидата в члены правительства полковника М.А. Архипова[86].

23 июля 1922 г. во Владивостоке открылся Приамурский Земский Собор, который принял решение о восстановлении монархии сначала в Приморье, а затем и во всей России. 8 августе 1922 г. Земский Собор избрал генерала М.К. Дитерихса Правителем Земского Приамурского края. Тогда же был объявлен численный состав Земской Приамурской Думы, в которую были должны войти 3 представителя от уссурийского казачества[87].

Еще до начала Земского Собора, 24 июня 1922 г. японское правительство объявило о выводе до конца октября 1922 г. своих войск с российского Дальнего Востока.[88]

Во время работ Земского Собора там организовалась казачья фракция, которую возглавил генерал А.П. Бакшеев[89].

На следующий день после избрания М.К. Дитерихса - 9 августа, некоторые казаки Полтавской станицы по распоряжению властей были арестованы и высланы из станицы за Спасск, т.е. на территорию ДВР. Прибыв в Хабаровск, они обратились к уссурийцам с воззванием "К казакам Южно-Уссурийского края”[90].

Через некоторое время, приказом Правителя Земского Приамурского края генерала М.К. Дитерихса от 20 августа 1922 г. объявлялось о захвате в пос. Полтавском группы лиц, сочувствующих коммунизму и действовавших разлагающе на поселок и станичный округ. Генерал Дитерихс приказал всех арестованных вместе с семьями выслать в пределы ДВР[91].

Согласно Указа генерала Дитерихса от 22 августа 1922 г., основой городской, земской и казачьей административной единицы местного самоуправления становился приход[92].

26 августа 1922 г. генерал М.К. Дитерихс со своим полевым штабом переехал из Владивостока в Никольск-Уссурийский, чтобы быть ближе к своим частям, ввиду предстоящей эвакуации японцами Спасска[93].

В это же время происходит переименование и переформирование бывших белых частей в Земскую Рать. Воеводой Земской Рати стал генерал Дитерихс, начальником штаба генерал Петров.

Тогда же начинается эвакуация воинских частей из района Пограничная-Гродеково-Никольск-Уссурийский, которые 4 сентября на 4 эшелонах оставили этот район и отправились во Владивосток[94].

В сентябре 1922 г. Войсковое правительство Уссурийского казачьего войска разослало циркуляр, в котором, на основании Указа Правителя генерала Дитерихса от 29 августа 1922 г. предписывало станичным атаманам сделать распоряжения поселковым обществам произвести выборы представителей на съезд Приханкайского края[95].

1 октября 1922 г. Правитель генерал Дитерихс прибыл в ст. Гродеково, где был встречен высшими начальствующими чинами и станичным сходом ст. Гродеково.

После торжественной встречи генерал Дитерихс присутствовал на станичном сборе Гродековского округа, на который собралось 95 делегатов[96]. Генерал Дитерихс прибыл в Гродеково с председателем Правления казачьих войск генералом Толстовым и др. Встречен караулом от Уссурийской казачьей дружины[97].

2 октября 1922 г. против правительства генерала Дитерихса восстали казаки ст. Полтавской. Для их усмирения был выслан Добровольческий полк. После небольшого боя полтавцы оставили станицу и ушли в сопки на соединение с партизанами[98].

После поражения под Спасском 7-9 октября 1922 г., белые войска стали отступать к югу. Правительство стало проводить дополнительные меры по мобилизации в ряды Земской Рати. В частности, Указом Правителя Земского Приамурского края генерала М.К. Дитерихса от 10 октября 1922 г. казаки Уссурийского казачьего войска, проживающие в г. Владивостоке и Никольск-Уссурийском, призывались в ряды Земской Рати на общих основаниях с казаками других казачьих войск. Войсковому Атаману Ю.А. Савицкому приказывалось принять личное руководство войсковой самоохраной в пределах Гродековского круга[99].

Тем временем части генерала Смолина из пос. Софие-Алексеевского разделились и пошли по двум направлениям - на Сосновую падь и Гродеково. Само Гродеково было эвакуировано генералом Ю.А. Савицким 15 октября, т.е. фактически в тылу у генерала Смолина белых частей не было. 15 октября 1922 г. Дальневосточная кав. бригада НРА заняла ст. Голенки, 2-я Приамурская дивизия НРА - Никольск-Уссурийский, а 1-я Забайкальская продолжала движение на Гродеково. 16 октября генерал Смолин рассчитывал вновь перейти в наступление. К 17 октября в его отряде были следующие части: Сибирская группа - 1244 чел., 233 пограничника и Уссурийская казачья дружина полковника Ловицкого в количестве 164 чел. К 17 октября Рассыпная падь была занята Уссурийским дивизионом Ловицкого и Полтавской пограничной дружиной. Однако части 1-й Забайкальской дивизии НРА 16 октября заняли ст. Гродеково и части генерала Смолина вынуждены были 19 октября 1922 г. прибыть на ст. Пограничная (КВЖД), где сдали свое оружие под охрану китайского командования[100].

С этого времени вся территория Уссурийского казачьего войска вошла в состав ДВР. Казаки, которые были тесно связаны с Белым движением и боялись репрессий, а также их семьи, покинули родные места и ушли с последними белыми отрядами в Китай и другие страны - в эмиграцию.

Оставшиеся казаки, в массе своей относящиеся лояльно к ДВР, предприняли все возможное, чтобы доказать это на деле.

Так, 29 октября 1922 г. на Гродековском станичном сборе была принята телеграмма руководству НРА ДВР с поздравлениями с победой и выражением поддержки НРА.[101] А в период компании по воссоединению ДВР о Советской Россией, казаки поселка Полтавского постановили признать единую власть на территории всей России - власть РСФСР[102].

Перед правительством ДВР, а  после воссоединения в ноябре 1922 г. ДВР с РСФСР, Дальревкомом встала задача слияния оставшихся станичных округов Уссурийского казачьего войска - Полтавского, Гродековского и Платоно-Александровского с крестьянским населением Приморья. Это мероприятие проводилось в жизнь достаточно оперативно. Дело касалось не только административного, но и хозяйственного подчинения населения и земель бывшего Уссурийского казачьего войска.

Приморским губернским военно-революционным комитетом 8 ноября 1922 г. было решено создать Пограничный районный ревком, в который включить Платоно-Александровский, Гродековский и Полтавский станичные округа. Управление Уссурийского казачьего войска при этом расформировывалось, а его имущество передавалось Пограничному районному ревкому. Одновременно объявлялось о возможности возвращения тем казакам, которые не были замешаны в преступлениях.[103]

На заседании Приморского губернского военно-революционного комитета 22 ноября 1922 г. был решен вопрос об оставшихся в распоряжении бывшего войска лесах отвода генерала Духовского: Полтаво-Гродековское лесничество включалось в состав лесничеств Приморской губернии и передавалось в ведение лесного п/отдела губ.нархоза[104].

Своим приказом от 23 ноября 1922 г. Никольск-Уссурийский уездный военревком создал Приграничный район для управления приграничным казачьим населением в составе Платоно-Александровского, Гродековского и Полтавского станичных округов. Административная власть в Приграничном районе должна была осуществляться районным военревкомом, который, в свою очередь, подчинялся Никольск-Уссурийскому уездному военревкому. Власть в казачьих округах находилась в ведении волостных военревкомов. Административная власть на местах осуществлялась сельскими Советами (сельским сходом), которые избирали председателя, являющегося административным руководителем всей жизни селенья[105]. В дополнение к этому приказу, 27 ноября 1922 г. Никольск-Уссурийский военревком переименовал округа Приграничного района Платоно-Александровский, Гродековский и Полтавский в волости на общих основаниях. Власть в этих волостях передавалась от бывших станичных правлений в руки волостных военревкомов, а в селениях - селькомов.

По всем вопросам административно-хозяйственной деятельности волвоенревкомы района должны были обращаться только в Приграничный волвоенревком и выполнять все его распоряжения, как представителя центральной власти в районе.[106]

На заседании Приморского губернского ревкома 6 декабря 1922г . все земли войска, как находившиеся в пользовании бывших станичных обществ, так и земли войскового запаса в пределах Приморской губернии передавались в ведение Приморского губревкома по земельному подотделу нархоза. Все учреждения, ведающие землями бывшего войска, упразднялись, а дела, документы и пр. этих учреждений передавались земельному подотделу Приморского отдела нархоза. Вся агрономическая организация войска переходила в ведение Приморского губревкома по сельскохозяйственному отделению нархоза, а ветеринарная организация - ветеринарному отделению отдела нархоза[107].

Приказом Никольск-Уссурийского уездного ревкома с 8 декабря 1922 г. все волостные военревкомы уезда стали именоваться волостными  ревкомами[108].

Учитывая давние связи приграничного населения с Китаем, Никольск-Уссурийский уездный военревком 29 ноября 1922 г. разрешил жителям приграничной 15-ти верстной полосы, входящей в состав территории Приграничного района, переход границы по делам сельского хозяйства по визам уездной милиции[109].

Следующий перераздел земель, принадлежащих уссурийским казакам, произошел в 1923 г.

Согласно переписи 1923 г. района бывшего Уссурийского казачьего войска в пределах Никольск-Уссурийского, Спасского и Хабаровского уездов, его территория включала 76 казачьих селений с г. Иманом, и ряд корейских поселков, бывших арендаторов казачьих земель. Здесь было учтено 5643 русских двора и 2696 корейских (безземельных). Общая площадь земель составляла 1.066.823 десятин, из которых удобных земель примерно около 600 тыс. десятин.

Земельное управление предлагало закрепить 30 - 40 десятин удобной земельной площади на казачий двор, а на одно корейское хозяйство выделить до 15 десятин земли, т.е. излишки земель, находившиеся  в пользовании казаков, должны быть изъяты из пользования.

В дальнейшем подобная политика наделения землей за счет казачьих земель продолжалась в 1924 г. и в дальнейшем[110].

Таким образом, в ноябре - декабре 1922 г. были ликвидированы последние структуры Уссурийского казачьего войска, а его население в административно-хозяйственном отношении слилось с крестьянским населением Дальнего Востока.


[1] Уссур. казачий вестн. 1921. 5 июня.

[2] Там же. 1921. 8 июня.

[3] Уссур. казачий вестн. 1921. 8 июня.

[4] Наше слово. 1921. 23 июня.

[5] Изв. Временного Приамур. правительства. 1921. 6 июня.

[6] Слово. 1921. 1 июня.

[7] Новь. 1921. 3 июня.

[8] Русская армия. 1921. 20 июня.

[9] Уссур. казачий вестн. 1921. 13 июля.

[10] Уссур. казачий вестн. 1921. 13 июля.

[11] Новь. 1921. 8 июня.

[12] Изв. Временного Приамур. правительства. 1921. 6 июня.

[13] Владиво-Ниппо. 1921. 4 июня.

[14] Новь. 1921. 9 июня.

[15] И на Тихом океане свой закончили поход. Хабаровск, 1933. С.48.

[16] Слово. 1921. 6 июля.

[17] Изв. Временного Приамур. правительства. 1921. 11 июня.

[18] Наше слово. 1921. 24 июня.

[19] Наше слово. 1921. 28 июня.

[20] Там же. 1921. 6 июля.

[21] Уссур. казачий вестн. 1921. 13 июля.

[22] Вестн. Временного Приамур. правительства. 1921. 11 июля.

[23] Слово. 1921. 16 июля.

Образованный осенью 1920 г. отряд войсковой обороны Уссурийского казачьего войска к январю 1921 г. был преобразован в Первый Уссурийский конный дивизион, который с 19 января 1921 г. вместе с Отдельным конвойным конным атамана Семенова дивизионом входил в Сводный казачий полк. К весне 1921 г. дивизион переформирован в Уссурийский стрелковый дивизион, в который вошли три пешие сотни. Знаменем дивизиона было знамя школы генерала Нокса. К концу 1921 г. в рядах дивизиона насчитывалось от 200 до 250 чел., во главе его стоял полковник Белых. В разных источниках Уссурийский стрелковый дивизион назывался еще Уссурийским казачьим полком. - См.: ГАПК. Ф.1500. Оп.1. Д.2. Л.2, 96-97; Филимонов Б. Указ.соч. С.47-49;

[24] Слово. 1921. 16 июля.

[25] Уссур. казачий вестн. 1921. 13 июля.

[26] ГАХК. Ф.768. Оп.1. Д.53. Л.41.

[27] Уссур. казачий вестн. 1921. 13 июля.

[28] Слово. 1921. 6 июля; Последние новости. 1921. 15 июля;

[29] Уссур. казачий вестн. 1921. 13 июля.

[30] Последние новости. 1921. 20 июля.

[31] ГАХК. Ф.768. Оп.1. Д.53. Л.41.

[32] Последние новости. 1921. 23, 24 июля.

[33] Вечер. 1921. 30 июля.

[34] ГАХК. Ф.1024. Оп.1. Д.2. Л.1.

[35] Последние новости. 1921. 14 июля.

[36] Последние новости. 1921. 24 июля.

Проблема хунхузов стояла чрезвычайно остро. Воспользовавшись трудным политическим положением в Приморье, хунхузы буквально терроризировали не только приграничные села и поселки, но делали набеги и вглубь русской территории, почти не получая отпора, так как большинство русских населенных пунктов различными властями было разоружено.

  15 июля 1921г. начальник войскового штаба Уссурийского казачьего войска разослал распоряжение в станичные округа с просьбой в срочном порядке представить общественные приговора о необходимости вооружения населения для борьбы с хунхузами для ходатайства перед ВПП о получении оружия.- См.: ГАПК. Ф.4. Оп.1. Д.29. Л.II.

  12 августа 1921 г., отвечая на поток требований с мест о выдаче населению оружия, боеприпасов и постановки вооруженных отрядов для защиты населения от хунхузов, Войсковое правительство заявило, что предприняло все от него зависящее для получения оружия. Правительство вышло с ходатайством об этом к ВПП и японскому командованию. Кроме того, Войсковым правительством был разработан штат войсковой милиции и представлен на рассмотрение ВПП. Сформированную милицию планировалось расположить по станичным округам. - См.: ГАПК. Ф.4. Оп.1. Д.29. Л.12. 24 авг. 1921 г. начальник войскового штаба оповестил Гродековского станичного атамана о выделении казакам округа оружия и патронов. Получили оружие также и другие станичные округа. - См.: Там же. Л.13.

[37] Вестн. Временного Приамур. правительства. 1921. 25 июля.

[38] Вестн. Временного Приамур. правительства. 1921. 12 авг.

[39] Парфенов-Алтайский П.С. Указ.соч. С.321-323.

[40] Вестн. Временного Приамур. правительства. 1921. 3 авг.

[41] Вечер. 1921. 20 июля.

[42] Владиво-Ниппо. 1921. 17 авг.

[43] Слово. 1921. 13 авг.

[44] Россия. 1921. 27 авг.

[45] Владиво-Ниппо. 1921. 24 сент.

Генерал П.П. Иванов-Ринов от имени атамана Г.М.Семенова подписал с С.Д. Меркуловым соглашение, по которому атаман был обязан сложить с себя звание главнокомандующего войсками восточной окраины . Все воинские части, подчиненные атаману Семенову, переходили в распоряжение главнокомандующего войсками генерала Вержбицкого. Все имущество, находящееся в Гродековском районе, также переходило в распоряжение военного командования ВПП. За это атаман Семенов получал от ВПП 100 тыс. иен наличными билетами Чосен-Банка, и в течении 15 дней после подписания договора, должен был покинуть Приморье и выехать за пределы России. - См.: Вперед. 1921. 5 окт.

[46] Владиво-Ниппо. 1921. 2 сент.

[47] Вперед. 1921. 6 сент.

[48] Владиво-Ниппо. 1921. 7 сент.

[49] Там же.

[50] Там же. 1921. 14 сент.

[51] Русская армия. 1921. 7 дек.

[52] Русская армия. 1921. 21 авг.

[53] ГАХК. Ф.63. Оп.1. Д.3. Л.108-108 об.

[54] Наше слово. 1921. 18 авг.

[55] Наше слово.1921.19 авг.

[56] Наше слово. 1921. 20 сент.; Вперед. 1921. 27 сент.

[57] Сумерки. 1921. 22 окт.

[58] Владиво-Ниппо. 1921. 25 окт.

[59] Владиво-Ниппо. 1921. 6 нояб.

[60] Владиво-Ниппо. 1921. 27 нояб.

[61] Уссур. казачий вестн. 1921. 12 нояб.

[62] Там же.

[63] Русская армия. 1921. 27 окт.

[64] Русская армия. 1921. 23 нояб.

[65] Русская армия. 1921. 7 дек.

[66] Владиво-Ниппо. 1921. 13 декб.

[67] Филимонов Б. Указ.соч. С.100.

[68] Филимонов Б. Указ.соч. С.50, 72-73.

[69] Русская армия. 1921. 14 дек.

[70] Филимонов Б. Указ.соч. С.118.

[71] ГАХК. Ф.768. Оп.1. Д.53. Л.77.

[72] Россия. 1921. 14 дек.

[73] Русская армия. 1921. 30 дек.

[74] Дальневост.телеграф. 1922. 5 янв.

[75] РГИА ДВ. Ф.149. Оп.1. Д.135. Л.14.

[76] Дальневост. телеграф. 1922. 18, 22 марта.

[77] В марте 1922 г. ею командовал полковник М.А. Архипов, затем полковник Н.В. Ловицкий. В состав сотни входило 4 конных взвода и 1 пулеметный взвод, числилось около 150 человек. - См.: РГИА ДВ. Ф.167. Оп.1. Д.155. Л.21-24 об, 25, 28.

[78] Филимонов Б. Конец белого Приморья. США. 1971. С.13, 23-24.

[79] Ципкин Ю.Н.Белое движение на Дальнем Востоке (1920-1922 гг.).  Хабаровск, 1996. С.145-149; Вестн. Временного Приамур. правите-льства. 1922. 17 июля.

[80] Русское дело. 1922. 4 июня.

[81] Ципкин Ю.Н. Указ. соч. С.149-150.

[82] РГИА ДВ. Ф.149. Оп.1. Д.135. Л.20.

[83] Вестн. Временного Приамур. правительства. 1922. 30 июня.

[84] Зарубежная мысль. 1922. 4 июля.

[85] Вехи. 1922. 2 авг.

[86] РГИА  ДВ. Ф.149.Оп.1. Д.135. Л.32.

[87] Ципкин Ю.Н. Указ.соч. С.150-151; Русская армия. 1922, 9 авг.

[88] Ципкин Ю.Н. Указ.соч. С.151.

[89] Слово. 1922. 27 июля.

[90] Вехи. 1922. 13 сент.

[91] Вестн. Земского Приамур. края. 1922. 2 сент.

[92] Вестн. Земского Приамур. края. 1922. 6 сент.

[93] Филимонов Б. Конец белого Приморья... С.109.

[94] Уссур. слово. 1922. 6 сент.

[95] РГИА ДВ. Ф.149. Оп.1. Д.135. Л.29.

[96] Русская армия. 1922. 4 окт.

[97] Земский край. 1922. 2 окт.

[98] ГАХК. Ф.Р-553. Оп.1. Д.87. Л.57.

[99] Уссурийское Слово. 1922. 13 окт.

[100] Филимонов Б. Конец белого Приморья. С.334; Зарубежная мысль. 1922. 24 окт.; Краснознаменный Дальневосточный. Хабаровск, 1979.  С.68.

[101] Красное Знамя. 1922. 2 нояб.

[102] Свободное Приморье. 1922. 17 нояб.

[103] ГАПК. Ф.Р-54. Оп.З0.Д.788. Л.26.

[104] Там же. Л.27.

[105] Свободное Приморье. 1922. 29 нояб.

[106] Свободное Приморье. 1922. 24 нояб.

[107] ГАПК. Ф.Р-54. Оп.30. Д.788. Л.28-29.

[108] Свободное Приморье. 1922. 9 дек.

[109] Свободное Приморье. 1922. 8 дек.

[110] Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1925. № 11. С.151-153.




Введение | Социально-экономическое положение УКВ к 1917 г. | Февральская революция и УКВ | Октябрьская революция и УКВ
Начало Гражданской войны на юге ДВ и позиция УКВ | Казачий сепаратизм и Колчаковская диктатура
УКВ в период ВППОЗУ и областного управления ДВР | УКВ на завершающем этапе Гражданской войны
Заключение | Список использованных источников

страница 8

© ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ДВО РАН
Уссурийское Казачье Войско в 1917-1922 гг.
ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата исторических наук


Савченко Сергея Николаевича