У С С У Р И Й С К О Е
К А З А Ч Ь Е   В О Й С К О

Введение
Глава 1:
Глава 2:
Глава 3:
Заключение
Список источников  и литературы 
 
 

 

страница 4

1. Уссурийское Казачье Войско в революциях 1917 г.

 

 

       

3. Октябрьская революция 1917 г. Отношение Уссурийских казаков к Советской власти. Раскол.

октябрь 1917 - май 1918 гг.

 

25 октября 1917 г. в России произошла Октябрьская революция, расколовшая общество на части. Перед Уссурийским казачьим войском встал вопрос об определении отношения к новой власти.

Сразу же после Октябрьской революции на имя войска пришел ряд телеграмм от различных казачьих войск России с неприятием этой революции, с подтверждением приверженности Временному правительству и призывом к Уссурийскому казачьему войску присоединиться к мнению этих казачьих войск.

В ответных телеграммах, выражая доверие Временному правительству, единение со всеми казачьими войсками, Войсковой Атаман Н.Л. Попов и Войсковое правление высказали убежденность в том, что только коалиционное правительство может довести страну до Учредительного собрания[1]. Однако и атаман и правление пока воздержались от категоричных заявлений по отношению к советской власти, ссылаясь на то, что признание или непризнание новой власти находится в компетенции Войскового круга. А пока они на словах, как исполнительный орган войска, в осторожной форме высказывались против новой власти.

В Благовещенске же власть оказалась в руках атамана Амурского казачьего войска И.М. Гамова. 21 ноября 1917 г. он выпустил приказ, в котором объявил, что "ввиду перерыва связи с центром, вся полнота власти сосредотачивается в руках казачьего войскового правительства"[2].

Выборы в Учредительное собрание 12-14 ноября 1917 г. показали, что симпатии жителей Дальнего Востока пока не на стороне большевиков. От блока амурских и уссурийских казаков удалось провести депутата в Учредительное собрание. Им стал представитель от амурского казачества Н.Г. Кожевников. Это удалось благодаря дружному голосованию амурцев и уссурийцев (которых было всего около 85 тыс. чел.) за своих депутатов. Только некоторые казачьи поселки голосовали за крестьянский список[3].

К началу декабря 1917 г. власть на Дальнем Востоке начинает постепенно переходить в руки большевистских Советов. Среди других причин, большое влияние на население Дальнего Востока, в том числе и казаков, оказали первые декреты советской власти: о мире, земле и т.д. Особое внимание казаков привлек декрет от 30 ноября 1917 г., подписанный В.И. Лениным. Декрет постановил отменить воинскую повинность казаков и заменить постоянную службу краткосрочным обучением при станицах. Кроме того, этим декретом на государственный счет принимались обмундирование и снаряжение казаков[4]. Таким образом, казачество получало большую экономическую привилегию, связанную с военной службой, основные расходы на которую нес сам казак.

5 ноября 1917 г. во Владивостоке на перевыборах в городской Совет большинство получили большевики и сочувствующие им. 6 декабря 1917 г. власть в Хабаровске перешла в руки большевистского Совета. Перед открытием 12 декабря 1917 г. в Хабаровске 3-го съезда Советов Дальнего Востока, II декабря земство во главе с комиссаром Временного правительства А.Н. Русановым попыталось на 1-м съезде земств и городских самоуправлений перехватить власть. А.Н. Русанов передал ее в руки избранному на этом съезде Временному бюро земств и самоуправлений. Однако советской властью Русанов был арестован, а сами делегаты 1-го съезда были вынуждены бежать в Благовещенск под защиту атамана И.М. Гамова. В декабре 1917 г. 3-й съезд Советов Дальнего Востока признал Совет Народных Комиссаров (СНК) единственной центральной властью в России, провозгласил советскую власть на Дальнем Востоке, избрал Дальневосточный краевой комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и самоуправлений[5].

Объявив после Октябрьской революции о созыве 4-го Войскового круга, Войсковое правление занялось подготовкой к его проведению. Предварять работу Круга должен был Малый круг, в обязанность которому вменялась подготовка соответствующих вопросов. Пока же в своей политике правление лавировало между Советами и земством. Не признавая постановлений 3-го съезда Советов Дальнего Востока, правление сделало ставку на земство, ожидая прибытия с фронта полка и дивизиона[6].

Первый эшелон с казаками Уссурийского казачьего полка прибыл в ст. Гродеково 2 января 1918 г. По дороге полк был разоружен вначале советской властью в Екатеринбурге, а затем отрядом атамана Г.М. Семенова на ст. Маньчжурия, отобравшего еще и лошадей, амуницию, одежду. Часть казаков и офицеров полка (в количестве 35 чел.) осталась у него в отряде.

Поэтому, прибыв в пределы войска, казаки-фронтовики стали требовать от Войскового правления оружия, лошадей, обмундирования и т.д. Но всего этого у правления, испытывавшего серьезные материальные затруднения, не было[7].

В начале января 1918 г. атаманы Амурского и Уссурийского казачьих войск И.М. Гамов и Н.Л. Попов направили атаману Г.М. Семенову, действовавшему против советской власти со станции Маньчжурия (КВЖД), послание с предложением направить амурских и уссурийских казаков для очистки Забайкалья от большевиков[8].

На открывшемся 8 января 1918 г. в Имане Малом круге началась специальная подготовка материалов для Большого круга, назначенного на 20 января. Среди главных вопросов были: о демобилизации полка и дивизиона, о политическом моменте, о земле и т.п. Было проведено объединенное заседание Войскового правления и Малого круга, на котором был избран делегатом от войска на  2-съезд земских, городских и казачьих самоуправлений в г. Благовещенске хорунжий П.Н. Былков[9].

В это время в войске шла борьба за влияние на казаков. Офицерам в некоторой степени удалось распропагандировать казаков Особых сотен не поддерживать советскую власть, основная часть казаков полка и дивизиона была настроена на мирный лад и, видимо, пока приняла решение посмотреть, что же будет дальше. Среди казаков-фронтовиков выдвинулась активная группа сторонников советской власти во главе с Г.М. Шевченко, которой удалось повести за собой основную массу строевых казаков.

17 января 1918 г. в Никольск-Уссурийском казаки полка провели 1-й полковой круг, где основным был вопрос об отношении к советской власти. На круге казаки-фронтовики вынесли резкое порицание казакам-уссурийцам, оставшимся в отряде атамана Семенова для борьбы с большевиками[10].

Одновременно в Никольск-Уссурийском 16-17 января 1918 г. проходил 3-й областной крестьянский съезд, на котором присутствовали и представители от уссурийского казачества. Съезд одобрил роспуск Учредительного собрания и постановил считать власть Советов единственной властью как в центре, так и на местах[11].

К открытию 4-го Войскового круга 20 января 1918 г. в г. Иман съехалось 45 делегатов от станиц и войсковых частей (из них 12 делегатов от строевых частей). На Круг также прибыли представители от 3-го крестьянского съезда - П.В. Уткин и М.И. Гамов-Тайшин, с единственной целью - добиться от уссурийских казаков признания советской власти и разгона Учредительного собрания.

21 января после принятия программы работ Круга (о политическом моменте, об автономии Сибири, финансовый вопрос, о демобилизации, об офицерском составе, о введении земства), с докладом о политическом моменте выступил хорунжий П.Н. Былков.

Обвинив большевиков в развале государства, разгоне Учредительного собрания, он противопоставил власти Советов власть самоуправлений, заявив, что краевой комитет Советов солдатских и рабочих депутатов и самоуправлений не есть подлинный представитель власти в крае, так как там слабо представлено приморское земство. Кроме того, П.Н. Былков, отметив раскол в войске на две части, травлю одной из них другой, указал на необходимость резкого отмежевания эсеров и меньшевиков от большевиков и борьбы с последними реальными мерами.

Затем  на обсуждение делегатов были предложены две резолюции по политическому моменту - одна, выработанная комиссией Круга, другая предложенная М.И. Гамовым-Тайшиным, аналогичная резолюции 3-го крестьянского съезда. Во время обсуждения резолюции, П.В. Уткин заявил делегатам, что если Уссурийское казачье войско, в лице Войскового круга, не признает советскую власть, то она не будет считать себя обязанной содержать войско. После обсуждения прошла следующая резолюция. Уссурийское казачье войско признает центральной государственной властью только власть Учредительного собрания. Впредь же до создания авторитетной власти в центре и на местах, вся полнота власти в войске должна принадлежать самому войску в лице его избранника - Войскового правительства. Одновременно Круг объявил свое категоричное несогласие с попытками переговоров о сепаратном мире с Германией.

За эту резолюцию, фактически объявлявшую Уссурийское казачье войско независимым от существующей власти, Круг проголосовал большинством голосов: 42 за, против 7, при 11 воздержавшихся (среди воздержавшихся 8 делегатов от строевых частей, заявивших, что они не уполномочены решать этот вопрос). За резолюцию, предложенную М.И. Гамовым-Тайшиным, проголосовало 4 делегата при 43 против и 2 воздержавшихся[12].

После принятия депутатами этой антибольшевистской резолюции, П.В. Уткин и М.И. Гамов-Тайшин покинули Круг, заявив, что единения казаков с крестьянством не произошло.

Как бы в поддержку решений уссурийцев, своей телеграммой в адрес Круга атаман Амурского казачьего войска И.М. Гамов уведомил его делегатов, что 17 января 1918 г. на 4-м Войсковом круге амурское казачество приняло резолюцию, которой решительно осуждалась советская власть. Вся полнота государственной власти признавалась только за Учредительным собранием и органами самоуправления. Далее И.М. Гамов заверил, что Амурское войско у себя в области и в г. Благовещенске не допустит попыток захвата власти[13].

30 января 1918 г. у Круга произошел открытый конфликт с советской властью. Совет рабочих и солдатских депутатов Иманского уезда (при содействии краевого Совета) стал вызывать к себе чиновников для выяснения их отношения к советской власти. Кроме того, подготавливалось и занятие иманского казначейства. Поэтому 4-й Круг считая, что на территории войска единственным носителем власти является Войсковое правительство, постановил предложить советским организациям не вмешиваться в жизнь учреждений общегосударственного значения, находящихся на территории войска. В случае же применения грубой силы со стороны советской власти, Круг предоставлял право Войсковому правительству мобилизовать все войско, пока же, в виде профилактики, постановил немедленно поставить в г. Иман вооруженный казачий гарнизон[14].

На Круге было решено ввести земское положение, согласно закона Временного правительства от 17 июня 1917 г., не позднее 1 апреля 1918 г. Для этого была избрана особая комиссия для разработки проекта введения земства[15].

Особую тревогу у депутатов вызвало тяжелое экономическое и финансовое положение войска. Они понимали, что если советская власть финансировать войско не будет, то объявленная автономия будет простой декларацией. Поэтому депутаты попытались решить эту проблему путем займа под недвижимость на Имане и Владивостоке и пароход "Казак Уссурийский". Однако этих средств было недостаточно, и Круг поручил вновь избранным вр. и. об. Войскового Атамана подъесаулу И.П. Калмыкову и членам Войскового правительства найти другие источники финансирования[16].

Понимая, что все вопросы данного момента на Круге не разрешены, депутаты решили созвать очередной 5-й Войсковой круг не позднее 1 апреля 1918 г., постановив также произвести перевыборы депутатов Круга[17].

Завершившийся 31 января 1918 г. 4-й Войсковой круг принял ряд важнейших для уссурийского казачества решений, объявил автономию войска от советской власти. Круг показал, что большая часть уссурийского казачества, в целом представленная станичниками, отрицательно относится к советской власти. Основная же часть фронтовиков вернулась с позиций распропагандированная и пробольшевистски настроенная. Именно между руководящей структурой войска во главе с И.П. Калмыковым и активной частью фронтовиков во главе с Г.М. Шевченко и развернулась дальнейшая борьба за власть в войске. В среде уссурийского казачества фактически произошло размежевание на две части - молодежь и большая часть фронтовиков стояли за советскую власть, старики и офицерство - за сохранение казачества, старых порядков и традиций. Избранный вр. и. об. Войскового Атамана И.П. Калмыков, опираясь на часть офицеров-фронтовиков, стремился проводить свою политику, главная задача которой было не допустить распространения большевистских идей в войске. С этой целью на 4-м Круге и была объявлена автономия войска. Чтобы на равных разговаривать с новой властью и заставить ее считаться с собой, атаману нужна была под рукой военная сила - поэтому, несмотря на решение 4-го Войскового круга, в полку, дивизионе и особых сотнях пока не спешили с демобилизацией и отправкой казаков домой, объясняя это сложностью обстановки. Атаман Калмыков и его сторонники продолжали проводить политику, намеченную 4-м Кругом, направленную на непризнание советской власти, одновременно пытаясь удержать казаков в строгом подчинении. Со своей стороны, сторонники советской власти во главе с Г.М. Шевченко после 4-го Круга развернули активную агитацию прежде всего в строевых частях, казачьих поселках. Ее целью была ликвидация автономии, роспуск Войскового правления, признание советской власти.

Результаты этой работы не замедлили сказаться. Уже 18 февраля 1918 г. в Никольск-Уссурийском на полковом митинге было решено казаков распустить по домам, Войсковое правление упразднить[18]. Идя навстречу пожеланиям казаков полка, Дальневосточный краевой комитет Советов 22 февраля решил выдать казакам оружие, как организовавшим революционные отряды для защиты революции и советской власти[19].

24 февраля 1918 г. Гленовский станичный сбор своей резолюцией постановил Гленовское станичное правление войска ликвидировать и присоединиться к крестьянству Хабаровского уезда[20].

Таким образом, главная цель агитации - признать советскую власть сначала на местах, а затем перенести этот вопрос на предстоящий 5-й Войсковой круг, стала, казалось бы, претворяться в жизнь.

События в стране, крае и войске заставили уссурийцев собрать 5-й Круг не к 1 апреля, как намечалось, а раньше, всего через 18 дней после окончания 4-го. На повестке дня стоял ряд вопросов - о положении в России, о власти, о войске, об Учредительном собрании и казачестве.

Понимая всю важность того, на чьей стороне окажется уссурийское казачество, а Иман (назначенный местом проведения Круга), стали съезжаться представители различных партий и организаций, приехали также английский и французский консулы.

5-й Войсковой круг открылся 3 марта (18 февраля) 1918 г. в пос. Графском (около Имана). К единому решению депутаты Круга так и не пришли, само соотношение сил сложилось примерно поровну. Кругом советская власть вновь признана не была, уссурийское казачество не ликвидировано. В свою очередь, фронтовики отказались признавать Калмыкова своим атаманом и стали разъезжаться. Заседания Круга через два дня сами собой прекратились[21]. До и во время проведения Круга И.П. Калмыков имел неоднократные встречи с английским и французским консулами, пообещавшими ему свою помощь. Чувствуя, что власть из рук ускользает, что казачьи поселки и станицы начинают склоняться на сторону советской власти, атаман решил эту помощь принять.

И.П. Калмыков после Круга приезжает во Владивосток, где 6 марта 1918 г. по инициативе англичан проводит переговоры с участием японцев и принимает план свержения власти Советов в Южном Приморье. С этой целью Калмыков должен сформировать отряд в 4000 чел., объединить все силы дальневосточного казачества, а англичане и японцы, со своей стороны обеспечивают ему оружие, поддержку и годовую субсидию в 2 млн. руб. Часть этих денег Калмыков получил сразу же после переговоров[22].

И.П. Калмыков приступает к выполнению выработанного плана. 9 марта он опубликовал приказ по войску с информацией о событиях в крае. Сообщая о притеснении войска советской властью, а также о начале гражданской войны в Благовещенске между казаками-амурцами и Советами, атаман объявил о решении Войскового правительства создать отряд для защиты интересов войска, мобилизовав для этого казаков от 35 лет, не бывших на фронте. Мобилизованные казаки Южных округов (Гродековского, Полтавского, Платоно-Александровского и станицы Вольной) должны были собраться в Гродеково, казаки же Северных округов (Гленовского, Бикинского и Донского) - на Имане[23].

Объявляя мобилизацию, Калмыков стремился выявить реакцию на нее советской власти, и, главное, создать отряд для борьбы с нею из приверженцев старых казачьих традиций и своих сторонников. На казаков полка, дивизиона и Особых сотен у него надежды уже не было. Однако эта мобилизация, как показали дальнейшие события, провалилась. На проходившем в Имане 10 марта 1918 г. 1-м уездном съезде крестьян и казаков было упразднено уездное земство и признана советская власть[24]. 9 марта 1918 г. в станице Гродеково на заседании казаков советская власть была признана как на местах, так и краевая. Кроме того, казаки решили присоединиться к крестьянам Приморской области, а также обратились к властям с просьбой о принятии мер против контрреволюционеров[25].

Для исправления положения Калмыков срочно выехал в Гродеково[26], но 12 марта 1918 г. узнал о решении Гродековского Совета (при одобрении Никольск-Уссурийского) арестовать его за агитацию против советской власти[27]. Желая избежать ареста, Калмыков в тот же день бежал на ст. Пограничная (КВЖД), где объявил о мобилизации уссурийского казачества для борьбы с советской властью и об организации Особого Уссурийского казачьего отряда (ОКО). С Войсковым Атаманом на китайскую территорию перешло около десятка офицеров, казаков, которые и стали основой формируемого отряда. Ближайшими помощниками Калмыкова были хорунжий А.П. Эпов, ставший помощником атамана отряда, хорунжий П.Н. Былков, исполняющий обязанности начальника штаба отряда[28]. Подготовительную работу по созданию базы отряда провел ранее приехавший в Маньчжурию А.П. Эпов[29].

Чтобы нейтрализовать действия Калмыкова, собравшееся 13 марта 1918 г. в Гродеково соединенное заседание казаков (в основном фронтовиков), крестьян и железнодорожных служащих постановило (еще не зная о бегстве атамана в Китай) предложить ему немедленно уехать из ст. Гродеково и не вести пропаганды против советской власти. Собрание пригрозило, что в случае, если это требование не будет выполнено в течении суток, против атамана будут приняты самые энергичные меры[30]. Этими мерами и было решение об аресте атамана, о чем он был заблаговременно предупрежден.

Несмотря на бегство Калмыкова в Китай, члены Войскового правительства остались на территории войска и продолжали выполнять свои обязанности, испытывая при этом в своей работе большие трудности. Оно постепенно теряло контроль над войском и строевыми частями, склонявшимся к советской власти. Уже 19 марта 1918 г. оно констатировало полное непризнание населением войска Войскового правительства, выразившегося в неисполнении приказа Калмыкова о частичной мобилизации[31].

И как итогом новой реальности стал проходивший 21-22 марта 1918 г. в Никольск-Уссурийском 3-й полковой съезд Уссурийского казачьего полка, председателем которого был избран Г.М. Шевченко. Казаки признали советскую власть, постановили делегировать своих представителей в краевой Совет и другие Советы, распустив при этом Войсковое правление и создав взамен его Совет депутатов уссурийского трудового казачества. Съезд решил объединиться с крестьянами Приморской области во всех отраслях жизни, создав объединенные органы хозяйственной и административной власти. Съезд, призвав всех трудящихся к борьбе с контрреволюцией, признал необходимым организовать красные казачьи сотни, запись в которые началась здесь же. Эти сотни должны были находиться в Имане и Гродеково[32].

По этому решению красный отряд казаков в Гродеково был создан довольно быстро. В него вошло около сотни казаков.  На заседании Дальневосточного комитета Советов и самоуправлений 29 марта 1918 г. по вопросу о средствах на содержание этого отряда было решено перевести аванс в распоряжение Никольск-Уссурийского Совета, который и будет снабжать отряд по мере необходимости[33].

Проходивший 25-26 марта 1918 г. в Никольск-Уссурийском съезд Уссурийского казачьего дивизиона по вопросу о политическом моменте постановил присоединиться к резолюции о признании советской власти, принятой Уссурийским казачьим полком на собрании 21 марта 1918 г.[34]

Для Войскового правительства налицо был кризис власти. Для его разрешения оно решило созвать новый 5-й Войсковой круг, который должен был открыться 27 марта 1918 г. в г. Имане[35].

Однако большинство делегатов на Круг не явилось. Прибыло только 17 правомочных делегатов, в основном молодежи, по этим причинам Круг открылся только 29(16)марта в виде Частного совещания. На Совещание молодые делегаты приехали с большим количеством вооруженных казаков с целью оказать этим давление на правительство и заставить его выполнить требование о признании советской власти. В своем докладе Совещанию помощник атамана подтвердил намерение русского консула в Харбине, а через него иностранных консулов,  снабдить уссурийское казачество зерном и семенной пшеницей при условии, что оно не попадет в руки большевиков, а само войско будет следовать резолюции 4-го Войскового круга о непризнании советской власти. В случае создания реальной силы для этого, консулы пообещали Войсковому правительству средства (т.е. речь шла о договоре и обязательствах атамана Калмыкова в начале марта 1918 г. на совещании с англичанами и японцами во Владивостоке)[36].

Частное совещание решило эти предложения не принимать, Войскового Атамана и членов Войскового правительства с 29(16)марта 1918 г. от должностей освободить, а для ликвидации уссурийского казачества и присоединения его к крестьянам Приморской области созвать на 25 апреля 1918 г. (ст.ст.) 5-й ликвидационный Войсковой круг[37]. Вместо атамана и правительства высшей властью объявлялся Временный совет Уссурийского казачьего войска, в состав которого вошло 5 человек. Основной его задачей стало приведение войска к 5-му ликвидационному Кругу[38].

Войсковое правительство не согласилось с отстранением от дел. Оно считало, что перед хозяином войска - Войсковым кругом своих полномочий не складывало, а было отстранено силой Частным совещанием. А так как Совещание не имело на это права, поэтому и решения его правительством также были признаны незаконными.

Таким образом, противостояние двух группировок в войске фактически завершилось в конце марта 1918 г. после проведения Частного совещания победой сторонников советской власти. Объявленная 4-м Войсковым кругом автономия Уссурийского казачьего войска от советской власти была ликвидирована. В войске повторилась такая же ситуация, что и в марте 1917 г., когда небольшая, но активная группа казаков, опираясь на строевые части, фактически произвела переворот, сместив Наказного Атамана и Войсковое правление.

Несмотря на отстранение Войскового Атамана и Войскового правительства от власти, часть казачества этого не признала. Казаки поселков, ближайших к ст. Пограничная, продолжали обращаться к Калмыкову, как Войсковому Атаману, правда, под знамя его отряда не торопились (не желая развязывания столкновений между казаками-сторонниками и противниками советской власти). Сам атаман поддерживал связь с ближайшими поселками и станицами через своих делегатов.

В начале апреля 1918 г. союзники во Владивостоке сделали первую попытку военной интервенции на Дальнем Востоке. Воспользовавшись провокационным убийством японских подданных, 5 апреля 1918 г. в городе высадились японский и английский десанты. Определенные надежды на этот десант возлагали антисоветские силы, как в Приморье, так и на КВЖД, где формировались различные белогвардейские отряды. Однако, пробыв во Владивостоке несколько дней,  этот десант вернулся на свои корабли, т.к. широкая интервенция союзными державами еще не была готова ни в военном, ни в политическом отношении. Кроме того, между ними существовали определенные противоречия.

Население Дальнего Востока выступило с резкими протестами по поводу высадки десантов.

Открывшийся в начале апреля 1918 г. 4-й краевой съезд Советов Дальнего Востока заявил протест против высадки десанта и потребовал его немедленного вывода из Владивостока.

Кроме того, 4-й съезд принял ряд кардинальных мер, направленных на усиление советской власти и расширение ее социальной базы. Съезд объявил о национализации крупной частной собственности. Вся земля и недра, независимо от их предыдущего владельца, объявлялись нераздельной собственностью всего трудового народа. Съезд, на основе уравнительного землепользования, передал землю крестьянам, обрабатывающим ее своим трудом. Была провозглашена ликвидация земельных преимуществ казачества и старожилов-стодесятников. Крестьяне всех национальностей (в том числе китайцы и корейцы, а их было особо много на землях казаков как арендаторов) уравнивались в правах пользования землей[39]. Эти постановления, а также их начавшаяся реализация к лету 1918 г. сыграют свою негативную роль, т.к. они станут одними из главных причин изменения настроения большей части уссурийского казачества от поддержки советской власти к противостоянию с ней. Ведь над казаками нависла угроза потери части земель и вместе с ней и арендаторов, которые работали на этих землях.

В своей резолюции от 15 апреля 1918 г. 4-й Приморский съезд крестьян и казаков (проходивший в Никольск-Уссурийском)осудил высадку японского и английского десантов во Владивостоке, признал единственной властью на Дальнем Востоке власть Советов, постановил земские и городские самоуправления упразднить[40].

Процесс признания населением войска советской власти продолжался. 26 апреля 1918 г. в станице Полтавской общее собрание в присутствии делегатов 4-го Приморского съезда приняло решение организовать в станице Совет казачьих депутатов, избрать временный совет и исполнительный комитет, о чем доложить Дальневосточному краевому Совету[41].

За несколько дней до этого, 16 апреля 1918 г., Бикинский станичный сбор также вынес решение слиться с крестьянством Хабаровского уезда[42].

Таким образом, к концу апреля 1918 г. все станичные округа на словах признали советскую власть и выразили желание ликвидировать казачество, присоединиться к крестьянам Приморской области. Но фактическое разделение казачества на две группировки оставалось, что позволило атаману Калмыкову продолжать свой курс на организацию казачества для борьбы с большевизмом в войске.

Свой первый циркуляр со ст. Пограничной он отправил 23(10)апреля 1918 г. атаманам некоторых поселков Гродековского станичного округа. Калмыков объявил, что продолжает считать себя Войсковым Атаманом и не признает отставки Войскового правительства, как отстраненного силой. Он заявил, что как Войсковой Атаман будет продолжать заботиться о войске. С этой целью, при помощи российского и союзных консулов, для войска добыто семенное зерно, которое вскоре прибудет на ст. Пограничная. По настоянию консулов зерно не должно попасть в руки Советов, поэтому приемщики зерна должны предоставить общественные приговора о непризнании советской власти[43].

И хотя его агитация, в основном, не имела большого успеха, тем не менее, она давала свои плоды. Под воздействием сторонников атамана Калмыкова 30 апреля 1918 г. на Гродековском станичном сходе было принято решение о мирном нейтралитете в случае вооруженного столкновения между противоборствующими сторонами[44]. Было ясно, что казаки не хотят воевать с казаками Калмыкова.

Поэтому обеспокоенный начавшейся активизацией действий Калмыкова, Временный Войсковой совет еще 16 апреля 1918 г., в связи с деятельностью Калмыкова и Семенова, выступил с обращением к уссурийским казакам, призвав их организовать в каждом поселке отряды казаков "для защиты свободы "[45].

Таким образом, планы сторон были определены. Сторонники советской власти в войске и ее представители в крае стремились оформить все решения на местах о признании власти Советов в общевойсковые, мобилизовать казачество на отпор контрреволюции, и, главное, на предстоящем 5-м Круге добиться ликвидации уссурийского казачества, с последующим  объединением его с крестьянством Приморского края.

Атаман Калмыков, не имея возможности возвратиться на пост Войскового Атамана, путем пропаганды в войске стремился увеличить число своих сторонников. Он старался добиться этого и путем материальной помощи казакам. Но к моменту открытия 5-го Войскового круга, его влияние на уссурийских казаков оказалось не настолько большим, как надеялся атаман.

5-й (ликвидационный) Войсковой круг проходил в г. Имане с 8 по 14 мая 1918 г. Фактически выборов на Круг по 4-х членной формуле, принятой на 3-м Войсковом круге (в октябре 1917 г.) не было. Делегаты на Круг не избирались, а просто назначались на поселковых сборах. Кроме того, несмотря на все попытки, большая часть делегатов на Круг не прибыла. Поэтому, чтобы придать Кругу видимость правомочности, в его работе приняло участие много неуполномоченных лиц. Часть принятых им решений шла вразрез с основополагающими постановлениями предыдущих Войсковых кругов. Все это впоследствии дало повод на 5-м Чрезвычайном Большом Войсковом круге, проходившем в октябре 1918 г. в Хабаровске после свержения советской власти, признать постановления 5-го (ликвидационного) недействительными, а сам Круг неправомочным[46].

5-й (ликвидационный) Круг, признавая факт существования советской власти, однако полагал, что она одна не сможет вывести страну из кризиса. Ввиду этого, Круг видел спасение Сибири в ее автономии. С этой целью Круг выступил за созыв Всесибирского Учредительного собрания, которое и должно назначить Сибирское правительство[47]. Делегаты Круга выступили с резолюцией о переизбрании Советов, чтобы в них вошли полноправными представителями депутаты как от казачьего, так и от крестьянского населения[48].

На Круге уссурийское казачество, как сословие, решено было ликвидировать, избрать делегатов в Советы, в том числе и краевой. Делегаты высказались против семеновского выступления, потребовав от китайского правительства разоружения контрреволюционных отрядов, находящихся на китайской территории[49].

Кругом был избран Войсковой совет Уссурийского казачьего войска в составе 5 человек во главе с С.В. Кореневым[50]. Была создана ликвидационная комиссия, на которую возлагалась обязанность решить вопрос о войсковом имуществе. Некоторые отделения Войскового совета - ветеринарное, медицинское, школьное и лесное ликвидировались и передавались в общеобластные организации[51].

Таким образом,  на 5-м (ликвидационном) Круге почти все планы, направленные на признание советской власти и ликвидацию уссурийского казачества, были выполнены. Но войско, несмотря на это, осталось в ожидании новых событий, в которых противостояние сторон могло в любой момент перейти в открытую гражданскую войну. Как показали дальнейшие события, мир в войске сохранялся только до конца мая 1918 г., когда начались нападения Особого казачьего отряда атамана Калмыкова на ст. Гродеково со стороны ст. Пограничная, завершив этим относительно мирный период в отношениях между сторонниками и противниками советской власти в войске.

Итак, главными сторонниками признания советской власти в войске были казаки-фронтовики. Вернувшись домой с фронта, они, в основном, приняли сторону советской власти, образовав небольшую, но активную группу.

Почему же сторонники советской власти одержали верх в станицах и поселках? На это существовало ряд причин, одна из важнейших - экономическая. Трудности,  связанные с обязанностями казачества как сословия, тяготы службы, повинности с нею связанные, война - все это сильно сказалось на хозяйстве казаков. Поэтому многие казаки с одобрением встретили предложение советской власти ликвидировать казачество и присоединиться к крестьянству Приморской области, с сохранением при этом всех земель, угодий и части привилегий.

Так что призывы атамана И.П. Калмыкова и Войскового правительства не признавать советскую власть, сохранить казачество, означало для казаков возвращение к тяготам, что не встретило особой поддержки. На это широкие массы казаков не пошли, предпочитая спокойную и мирную жизнь. Кроме того, непризнание советской власти означало еще и прекращение финансирования ею уссурийского казачества.

И только когда советская власть стала проводить мероприятия, направленные на ликвидацию частной собственности (одобренное на 4-м съезде Советов Дальнего Востока в апреле 1918 г.), разгон земств и дум, на разжигание классовой борьбы, когда возникла угроза изъятия казачьих земель, настроение части уссурийского казачества стало меняться в противоположную сторону.



[1] Далекая окраина. 1917. 2 (15) нояб.

[2] Рейхберг Г. Разгром японской интервенции на Дальнем Востоке. М., 1940. С.15.

[3] Уссур. казачий вестн. 1917. 12 дек.

[4] ГАХК. Ф.849. Оп.1. Д.141. Л.34.

[5] Героические годы борьбы и побед. Дальний Восток в огне гражданской войны. М., 1969. С.27-30.

[6] В начале декабря 1917 г. Уссурийский казачий полк и дивизион начали свое возвращение в Уссурийский край. -См.: Краснов П.Н. На внутреннем фронте // Архив русской революции. М., 1991. Т.1. С.186.

[7] Дальневост. известия. 1918. 30 янв.

[8] Голос Приморья. 1918. 23 янв.; Дальневост. известия. 1918. 27 янв.

[9] Далекая окраина. 1918. 13(26) янв. После признания в начале января 1918 г. в Благовещенске 2-м краевым съездом земств и городских самоуправлений советской власти, делегаты от амурцев и уссурийцев в знак протеста покинули зал заседаний.

[10] Дальневост. известия. 1918. 25 янв.

[11] Близнякова А.В. Борьба большевиков за установление советской власти на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1957. С.62-63; Далекая окраина. 1918. 18 янв.

[12] Дальневост. известия. 1918. 20, 30 янв.; Далекая окраина. 1918. 25 янв (7 февр.), 28 янв (10 февр.).

[13] Далекая окраина. 1918. 28 янв (10 февр.).

[14] Далекая окраина. 1918. 17 февр.

[15] После завершения Круга предполагалось разработать проект земства и вначале организовать станичное земство. На расходы по введению земства на территории войска Войсковое правительство запросило Областную управу спешно ассигновать 3600 руб.-См.: Приамур. жизнь. 1918. 3 марта. Сам вопрос о введении земства в войске решался вплоть до лета 1919 г., пока не был окончательно снят на 7-м Войсковом круге.

[16] См.:Савченко С.Н. Автономия Уссурийского казачьего войска в годы гражданской войны (1918-1919 гг.) // Вопросы истории гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке России. Владивосток, 1994. С.137-138. Была также надежда и на субсидии, которые могла выделить Областная земская управа, кроме того, во время работ Круга ходили слухи о том, что Япония согласна выделить войску заем в 3 млн. руб. и оружие. -См.: Дальневост. известия. 1918. 30 янв.

[17] Далекая окраина. 1918. 17, 24 февр.

[18] ГАХК. Ф.849. Оп.1. Д.141. Л.1.

[19] Дальневост. известия. 1918, 3 апр.

[20] Дальневост. известия. 1918. 7 марта.

[21] ГАХК. Ф.849. Оп.1. Д.141. Л.1.

[22] Светачев М.И. Империалистическая политика "помощи" и ее роль в антисоветской интервенции в Сибири в 1918-1919 гг. // Вопросы истории на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1972. С.11.

[23] ГАХК. Ф.П-44. Оп.1. Д.582. Л.14.

[24] ГАХК. Ф.849. Оп.1. Д.141. Л.1.

[25] Дальневост. известия. 1918. 21 марта; Изв. Совета рабочих и солдатских депутатов г. Никольск-Уссурийского. 1918. 24 марта.

[26] РГИА ДВ. Ф.149. Оп.1.Д.20. Л.14.

[27] ГАХК. Ф.849. Оп.1. Д.141. Л.1.

[28] ГАХК. Ф.401. Оп.1. Д.9. Л.106 а.

[29] ГАХК. Ф.830. Оп.З. Д.З815. Л.52.

[30] Дальневост. известия. 1918. 21 марта; Изв. Совета рабочих и солдатских депутатов гор.Никольск-Уссурийского. 1918. 24 марта.

[31] Щагин Э.М. Указ.соч. С.226.

[32] Дальневост. известия. 1918. 24 марта, 2 апр.

[33] Дальневост. известия. 1918. 12 апр.

[34] ГАХК. Ф.П-44. Оп.1. Д.582.Л.6.

[35] Там же. Л.11.

[36] Вестн. Маньчжурии. 1918. 16, 20 апр.

[37] Вест. Маньчжурии. 1918. 16 апр.

[38] РГИА ДВ. Ф.2967. Оп.1. Д.29. Л.6; Дальневост. известия. 1918. 4 апр.

[39] Борьба за власть Советов в Приморье (1917-1922 гг.). Сб. документов. Владивосток, 1955. С.10, 114-115, 126.

[40] ГАХК. Ф.1503. Оп.6. Д.12. Л.12.

[41] Дальневост. известия. 1918. 17 мая.

[42] ГАХК. Ф.849. Оп.1. Д.141. Л.6.

[43] ГАХК. Ф.П-44. Оп.1. Д.588. Л.157; Ф.849. Оп.1. Д.141. Л.4.

[44] ГАХК. Ф.1503. Оп.6. Д.12. Л.14.

[45] РГИА ДВ. Ф.147. Оп.1. Д.2О. Л.25.

[46] РГИА ДВ. Ф.167. Оп.1. Д.87. Л.З; Голос Приморья. 1918. 4 июля.

[47] Голос Приморья. 1918. 19 мая.

[48] Голос Приморья. 1918. 24 мая.

[49] Дальневост. известия. 1918. 21 мая.

[50] Дальневост. известия. 1918. 25 мая.

[51] ГАХК. Ф.П-44. Оп.1. Д.582. Л.37.



Введение | Социально-экономическое положение УКВ к 1917 г. | Февральская революция и УКВ | Октябрьская революция и УКВ
Начало Гражданской войны на юге ДВ и позиция УКВ | Казачий сепаратизм и Колчаковская диктатура
УКВ в период ВППОЗУ и областного управления ДВР | УКВ на завершающем этапе Гражданской войны
Заключение | Список использованных источников

страница 4

© ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ДВО РАН
Уссурийское Казачье Войско в 1917-1922 гг.
ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата исторических наук


Савченко Сергея Николаевича