У С С У Р И Й С К О Е
К А З А Ч Ь Е   В О Й С К О

Введение
Глава 1:
Глава 2:
Глава 3:
Заключение
Список источников  и литературы 
 
 
портал археология России
 
металлоконструкции и металлоизделия в самаре
 
 
дизайн студия, услуги дизайнера
 
Мебель на заказ Самара. Кухни, шкафы-купе, гостиные, гардеробные. ООО Август
 
 

 

страница 1

Введение

 

 

 

         Актуальность темы.  Гражданская война в России явилась величайшей трагедией для всего народа. Общество оказалось расколотым на “красных” и “белых”. В гражданскую войну были втянуты все социальные группы, в том числе и казачество. В настоящее время правильная оценка гражданской войны на Дальнем Востоке, ее объективный анализ невозможны без изучения роли дальневосточного казачества в различные ее периоды.

        Участие Уссурийского казачьего войска в гражданской войне на Дальнем Востоке напрямую связано с менталитетом казачества.

         Появившееся по оценкам разных авторов в ХIV - ХVI вв., казачество из общества “ вольных людей” становится защитником рубежей страны, ее опорой в борьбе с внешними врагами. Со временем самодержавию удалось справиться с “вольностями” казачества, сохранив при этом такую традицию, как патриотизм и готовность к защите Родины. Казачество также выдвигается на роль опоры и надежды трона, что начинает ассоциироваться у него со страной. С течением времени направленность казачества на охрану страны удалось повернуть и против “внутренних врагов” самодержавия, внушив казакам мысль об угрозе раскола ими страны. Создавая в лице казачества особое сословие, самодержавие заботилось и о его материальном благополучии, предоставляя привилегии, льготы, выделяя земли.

        Во время гражданской войны на Дальнем Востоке лидерам Белого движения и казачества на первых порах удалось внушить основной массе дальневосточного казачества, в том числе и уссурийского, мысль об их особой роли в борьбе с “предателями Родины” - большевиками за спасение страны. Но политика белых властей, антиинтервенционистские настроения, опасение противопоставления казачества остальной части населения, заставили основную массу уссурийцев не только отойти от Белого движения, но и начать борьбу с ним.

        Итоги и уроки гражданской войны на Дальнем Востоке не потеряли своей актуальности и на современном этапе. В связи с возрождением современное казачество вновь начинает набирать вес и со временем может стать не только политической, но и серьезной военной силой. Поэтому существует необходимость проведения параллелей между “традиционным” и современным казачеством, сравнения их традиций, нравов, обычаев и т.д. Необходимо также помочь казачеству осмыслить свои исторические корни, предназначение, привести их в соответствие с современными условиями и жизнью. Крайне актуально, учитывая сложную социально-экономическую и политическую ситуацию в стране, не дать втянуть современное казачество в решение этих проблем силовым путем, как это произошло в годы гражданской войны. Важно, чтобы уроки того периода не прошли для казачества даром. Поэтому изучение причин, последствий, характера гражданской войны, анализ участия в ней казачества также актуально сегодня и с чисто политической точки зрения. Таким образом, выбранная нами тема имеет и научное и практическое значение.

        Объектом данного исследования является Уссурийское казачье войско. Оно было создано в 1889 г. и формировалось на протяжении всей своей дореволюционной истории. К 1917 г. в его рядах насчитывалось около 40 тыс. чел. обоего пола.

        Хронологические рамки исследования охватывают период с марта 1917 г. по декабрь 1922 г. Начальный хронологический рубеж - Февральская революция (1917 г.), ставшая первым актом глубокого раскола общества, повлекшего открытое военное противостояние его граждан между собой. После этого произошли важнейшие и наиболее трагичные события в жизни казачества, закончившиеся в декабре 1922 г. ликвидацией Уссурийского казачьего войска.

        Территориальные рамки исследования - район Уссурийского казачьего войска, входивший в состав Приморской области в ее дореволюционных границах (ныне Хабаровский и Приморские края Российской Федерации).

        Проблемы, разрабатываемые в диссертации, занимают весьма значительное место в истории гражданской войны на Дальнем Востоке. Следует учесть и то обстоятельство, что ранее подобных исследований не проводилось. Поэтому для изучения данной темы необходимо рассмотрение всего спектра политических, экономических, социальных и других процессов, происходивших в казачестве в рассматриваемый период, что позволяет отобразить ранее не освещенные вопросы, в том числе и такие, как автономия Уссурийского казачьего войска, раскол, расказачивание, отношение уссурийских казаков к Дальневосточной Республике (ДВР).

        При этом необходимо внести ясность в термин “расказачивание”. Первоначально он подразумевал просто перевод из казачьего сословия в крестьянское. И только позднее, в советское время, в 20-е - 30-е годы, под этим термином стали подразумевать насильственные действия по отношению к казачеству, связанные с лишением имущества, земли, выселением из родных мест.

        Если история Уссурийского казачьего войска до 1917 г. неоднократно становилась темой для исследований, то его участие в революциях 1917 г. и гражданской войне на Дальнем Востоке представляет собой малоизученный пласт. Это произошло из-за тенденциозности, однобокости описания, а зачастую и замалчивания проблемы в советский период историографии. Недостаточное количество работ и введенного в научный оборот материала привели к тому, что эта тема, несмотря на ее несомненную важность, оказалась неизученной, а участие Уссурийского казачьего войска в гражданской войне рассмотрено выборочно, схематично и не может претендовать на полное освещение. Все это время исследователями поддерживался тезис о том, что казачество - враг революции, при этом забывая о том, что сотни уссурийских казаков воевали за советскую власть, как на фронтах гражданской войны, так и в партизанских отрядах. Активная поддержка контрреволюции объяснялась высоким сословным статусом, привилегиями казачества. Необходимо отметить, что казачество представляло собой особый социальный слой со своими традициями, обычаями, привилегиями. Главная задача казачества - военная служба, охрана границ. Участие в войнах, конфликтах, в освоении новых земель наложило на казачество свои специфические черты.

        Уссурийское казачье войско являлось одним из наиболее молодых казачьих войск России и его формирование продолжалось до 1917 г. Наличие в составе войска большого количества казаков - выходцев из не войскового сословия, а также различных казачьих войск России привело к тому, что твердых сословных традиций уссурийцы создать не успели.

        Тяжелые условия жизни привели к тому, что к 1917 г. часть уссурийского казачества начинает тяготиться своими сословными обязанностями. Период с марта по октябрь 1917 г. проходит под лозунгом борьбы за расказачивание. И хотя сторонники сохранения казачества победили, тем не менее, когда советская власть весной 1918 г. предложила уссурийцам перейти в крестьянское сословие при оставлении за ними прав и привилегий, они пошли на этот шаг.

        Период конца 1917 г. - начала 1918 г. характеризуется глубоким размежеванием общества, в том числе и казачества. В ранее проводимых исследованиях назывались некоторые причины признания уссурийскими казаками советской власти весной 1918 г., но почти не указывались причины конфронтации с ней большей части уссурийцев летом 1918 г.

        В ходе гражданской войны выявились такие понятия, как “атаманщина”, “казачий сепаратизм”, ранее не получавшие должного освещения в исторической литературе. Их раскрытие является важной задачей в изучении проблемы, рассмотрение которой автор считает целесообразным провести через призму деятельности атамана И. П. Калмыкова, отражающей участие Уссурийского казачьего войска в военно-политических событиях того периода.

        Наименее изученным в истории уссурийского казачества оказался период Дальневосточной Республики. Раскол его на две группы, появление двух Войсковых правлений, начало слияния с крестьянским сословием, отказ от участия в гражданской войне - эти вопросы почти не затрагивались исследователями.

        Автор, поставив перед собой задачу исследовать участие Уссурийского казачьего войска в гражданской войне на Дальнем Востоке, рассматривает главным образом военно-политический аспект. Социально-экономические, культурные и другие проблемы освещаются в той степени, в какой это необходимо было для решения поставленных задач.<

        Историография темы исследования весьма обширна и требует специального анализа.

        Истории дальневосточного и, в частности, уссурийского казачества, в дореволюционное время было посвящено ряд исследований.

        Среди общих работ хотелось бы выделить вышедший в 1902 г. официальный труд, посвященный столетию военного министерства. Обзор освоения, заселения Сибири и Дальнего Востока, жизни, быта населения, в том числе и дальневосточного казачества, сделан в исследовании “Азиатская Россия[1].

        Среди дореволюционных авторов, наиболее полно отразивших различные стороны жизни уссурийских казаков, хотелось бы отметить А.П. Васильева, А. Жернакова, Р. Иванова, П.Н. Краснова, Н.М. Пржевальского, А.Ю. Савицкого, П.Ф. Унтербергера[2].

        П.Н. Краснов, Н.М. Пржевальский, П.Ф. Унтербергер на основе личных наблюдений и собранных ими материалов дают описание истории края, его заселения, жизни и быта казаков, их участия в освоении края. В работе А.Ю. Савицкого впервые делается попытка проследить историю Уссурийского казачьего войска с момента его возникновения. Жернаков А. также дает краткую справку об истории Уссурийского казачьего войска. Иванов Р., описывая историю Амурского казачьего войска, дает и краткий очерк об уссурийцах. А.П. Васильев охватывает историю уссурийского казачества с Амурской экспедиции Н.Н. Муравьева-Амурского до русско-японской войны 1904-1905 гг. включительно. Автор основной упор в своей работе сделал на переселение и освоение Амура и Уссури, описание жизни и быта казачества.

        Общим для этих работ было то, что в основном они освещали вопросы переселения, освоения новых земель, оформления казачьих войск, их участие в обороне края. В тоже время многие проблемы не затрагивались. Тем не менее, работы содержат богатый фактический, статистический материал, не потерявший научного значения и в наши дни. Поэтому автор считает необходимым выделить эти работы, характеризующие положение уссурийского казачества до 1917 г., чтобы понять истоки, мотивы их действий в годы гражданской войны.

        В советское время также выходит ряд исследований, посвященных истории дальневосточного казачества до 1917 г. Среди них хотелось бы отметить работы В.В. Воробьева, Т.В. Махниборода, Э.М. Щагина[3]. Большая работа в области социально-экономических отношений на Дальнем Востоке в указанный период проделана Э.М. Щагиным. Он одним из первых указал на несостоятельность утверждения о социальной однородности уссурийского казачества, отметив его расслоение и стремление части уссурийцев к переходу в крестьянское сословие. Э.М. Щагин также показал, что в отличие от западных казачьих войск, на Дальнем Востоке земельный вопрос остро не вставал, а в распоряжении уссурийских казаков находилось гораздо больше земель, чем они могли обработать.

        В 1980-е годы начинают выходить специальные работы, посвященные истории дальневосточного казачества, в том числе и уссурийского, в период до 1917 г. Прежде всего, хотелось бы отметить труды О.И. Сергеева[4], посвятившего данной проблеме ряд исследований. На основе богатейшего фактического материала он впервые показал не только социально-экономическое положение казачества, но и его роль в открытии, освоении и защите Дальнего Востока. Автор осветил практически все наиболее важные стороны жизни дальневосточного казачества, что делает его работы особо ценными при изучении дореволюционного периода его истории.

        В это время проблемы освоения и заселения Дальнего Востока до 1917 г. рассмотрены еще в ряде работ, используемых нами, при характеристике дореволюционного казачества[5].

        В 1990-е годы появляется ряд общих работ, посвященных истории казачества России до 1917 г., в которых можно встретить упоминание о дальневосточном казачестве[6]. Как правило, в них имеются сведения справочного характера, дающие общее представление об истории уссурийцев в дореволюционный период.

        В это же время появляются работы, расширяющие рамки исследований по истории дальневосточного казачества. Так его культуру до 1917 г. в своей кандидатской диссертации рассматривает А.И. Коваленко. Проблеме эмиграции казачества после гражданской войны на Дальнем Востоке посвящен ряд работ О.И. Сергеева[7].

        Историография гражданской войны в России обширна и достаточно полно отражена в отечественной литературе[8]. Работы по данной тематике можно разделить на две группы: исследования, в которых события и процессы рассматриваются в масштабах всей страны и исследования, посвященные Дальнему Востоку непосредственно. Среди первых[9], лишь в немногих можно встретить упоминания о дальневосточном казачестве. Они дают общее представление о роли уссурийцев в гражданской войне. Однако, несмотря на это, данные работы представляют для автора определенную ценность, так как в них показан общеисторический фон, на котором развертывалось трагическое гражданское противоборство на Дальнем Востоке.

        В исследовании непосредственно темы нашей диссертации можно выделить три основных периода:
1) 1917 г. - начало 1930-х годов;
2) 1930-е годы - 1985 г.;
3) с 1985 г. до наших дней. Каждый из них отличается от предшествующего качественным уровнем осмысления темы.

        Первый период исследования темы характеризовался тем, что авторы были не профессиональные историки, а непосредственные участники гражданской войны, о которой они писали по горячим следам. Происходит складывание советской историографии, поэтому еще возможны были дискуссии и альтернативные точки зрения. Их работы отличала искренность, хотя для них была характерна мемуаристичность. Другой особенностью было слабое использование документальных источников.

        Одну из первых попыток проанализировать политическую обстановку в Сибири и на Дальнем Востоке к моменту прихода к власти и сам период правления адмирала А.В. Колчака предпринял Н.И. Ракитников[10]. В своей книге “Сибирская реакция и Колчак” анализируя те силы - как внутри страны, так и за ее пределами, которые привели Колчака на пост Верховного Правителя, автор отразил борьбу внутри Белого движения, назвал также причины поражения режима А.В. Колчака и роль казачества в этих процессах.

        В 20-е годы выходят труды Н.Ильюхова и М.Титова, П.Д. Лежнина, П.С.Парфенова-Алтайского[11], в которых затрагивались вопросы экономического положения уссурийского казачества и его участия в гражданской войне.

        Работа П.Д. Лежнина посвящена проблемам экономики Дальнего Востока, в том числе и казачества до 1917 г. Она богата статистическим материалом о положении казачества, но без какого-либо исторического анализа.

        Среди работ по истории гражданской войны на Дальнем Востоке, в которых пишется об Уссурийском казачьем войске, солидной для того времени источниковой базой выделяются книги П.С. Парфенова-Алтайского. Он исследовал не только красную, но и белую сторону вооруженного конфликта, не скупясь при этом на нелицеприятную оценку действиям обеих сторон. Много места автор уделил деятельности атамана И.П. Калмыкова. Однако сделано это на эмоциональном уровне, в чем сказывается отрицательное отношение автора к указанной личности.

        В работе Н. Ильюхова и М. Титова лишь мельком затрагивается вопрос участия уссурийцев в гражданской войне, называются только отдельные имена казаков, например, Г.М. Шевченко, участвовавших в партизанской борьбе.

        Особенностью данных работ было то, что их авторы показывали казачий сепаратизм, в том числе и дальневосточных атаманов, прямо обвиняя их в разложении тыла Белого движения, отмечая попытки атаманов Анненкова, Семенова, Калмыкова занять особое место в лагере контрреволюции. Но и в этих работах деятельность казачества рассматривалась в общем контексте, не являясь предметом специального исследования.

        Во второй период исследования темы- 30-е годы - 1985 г., - завершается формирование марксистской историографии, основанной на классовом подходе. Автор внутри данного периода выделяет два этапа. На первом этапе (начало 30-х - первая половина 50-х годов) складывается единая официальная советская концепция гражданской войны в духе сталинского ”Краткого курса ВКП(б)”. Отступление от нее было не допустимо и опасно. В соответствии с этим, происходит подгонка всех работ в рамки указанной концепции. Для нее было характерно возвеличивание роли партии, героизация действий ”красных” в гражданской войне. Участие в конфликте различных социальных слоев рассматривается через призму “классового” расслоения. Однако в отношении казачества делался вывод, что оно в основном стояло на позициях белых, поэтому и заслужило негативное отношение к себе государства. Жесткость оценок обусловлена начавшимися репрессиями.

        Не избежали репрессий и уссурийские казаки. Соответственным образом стала освещаться и их роль в гражданской войне на Дальнем Востоке.

        Репрессиям стали подвергаться и авторы, труды которых после этого стали замалчиваться. Тем не менее, в 1930-е годы выходит ряд работ, посвященных истории гражданской войны, в которых отразились те или иные проблемы.

        При изучении роли уссурийского казачества в годы гражданской войны, авторами основной упор делался на “атаманщину”, зверства и зависимость атамана Калмыкова от японских интервентов.

        В это же время выходит и ряд работ, в которых авторы стараются осмыслить происходившее на Дальнем Востоке во время гражданской войны, однако, согласно велению времени, не могут отойти от политических клише в отношении казаков, что часто мешало им дать объективную оценку событиям. Тем не менее, для них характерен богатый фактический материал[12]. Первой попыткой создать обобщающий труд по истории гражданской войны на Дальнем Востоке стала монография З. Карпенко. Однако и она строго укладывалась в рамки официальной концепции.

        В это время авторами большое внимание обращалось на интервенцию в годы гражданской войны на Дальнем Востоке, в особенности на участие в ней Японии[13]. Это было связано прежде всего с военно-политической обстановкой на Дальнем Востоке накануне Великой Отечественной войны, захватом Японией Маньчжурии и ее активной подготовкой к войне с СССР.

        И хотя после 1945 г. политическая ситуация изменилась, Япония была разгромлена, белоэмигрантские организации в Маньчжурии ликвидированы, тема продолжала излагаться в прежнем, разработанном до Великой Отечественной войны, русле.

        Со второй половины 50-х годов наступает новый этап в изучении данной темы. Историки пытаются отойти от той вульгарной исторической схемы, которая была навязана им ранее. В связи с этим возвращаются имена многих репрессированных в 30-е годы деятелей гражданской войны на Дальнем Востоке, в том числе и историков, писавших о ней. Расширяется тематика исследований, в научный оборот вовлекаются новые документы и материалы, на вооружение берется ленинское теоретическое наследие. В связи с т.н. политической “оттепелью” была открыта часть фондов архивов. Однако преодолеть схематизм изложения событий, выработанные ранее оценки тех или иных деятелей и событий, так и не удалось. Многое упиралось в пресловутый “партийный” подход, который сводился к непомерному возвеличиванию роли партии в гражданской войне. В своих работах авторы рассматривают противоборствующие стороны, однако и на этом этапе история Уссурийского казачьего войска как объект специального исследования выделена не была.

        Истории гражданской войны на Дальнем Востоке посвящен ряд работ, вышедших в конце 50 - 60-е годы[14]. Общей для них особенностью является поверхностное освещение темы уссурийского казачества, в основном повторяющее уже ранее написанное.

        Здесь хотелось бы отметить работу В.П. Голионко “В огне борьбы”. Автор на основе архивных материалов расширил объем информации об участии уссурийских казаков в гражданской войне на Дальнем Востоке, однако не проанализировал внутреннее положение казачества, причины участия в тех или иных событиях, изменения ориентации за или против советской власти.

        Тему социального расслоения казачества в Забайкалье и на Дальнем Востоке в 1917 - весной 1918 гг., отношения казачества к Октябрьской революции, затрагивает А.И. Крушанов в работе “Борьба за власть Советов на Дальнем Востоке и в Забайкалье...”

        Проблема подполья и зарождения партизанского движения в Хабаровске и Хабаровском уезде в 1918-1919 гг. на основе более широкого использования архивных материалов и воспоминаний очевидцев, пожалуй, впервые была широко освещена в работах Е.И. Елизаровой и В.И. Чернышовой. В статье “Возвращаясь к напечатанному” они показывают зарождение хабаровского подполья, его деятельность и разгром в условиях террора атамана Калмыкова, опровергая ранее бытовавшее утверждение Д.И. Бойко-Павлова о его приоритете в организации городского подполья.

        Революциям 1917 г., начальному периоду гражданской войны на Дальнем Востоке и участию в этих событиях дальневосточного казачества посвящены работы А.В. Близняковой, Д.И. Бойко-Павлова и Е.П. Сидорчука. А.В. Близнякова использовала документы по истории уссурийского казачества в указанный период.

        Необходимо также отметить монографию Б.М. Шерешевского “Разгром семеновщины”, в которой он указал на финансирование и материальную поддержку атамана Г.М. Семенова отрядам самообороны Уссурийского казачьего войска летом-осенью 1920 г. на ст. Гродеково.

        В 1970-1980-е годы выходят работы, в которых большое внимание уделяется собственно уссурийским казакам в свете становления советской власти и организации Белого движения на Дальнем Востоке.

        В этом отношении большой интерес представляют работы М.И. Светачева[15], в которых раскрывается процесс формирования Белого движения в Сибири и на Дальнем Востоке в конце 1917-начале 1918 гг., прямая поддержка зарождающимся белым организациям со стороны стран Антанты. М.И. Светачев прямо указывает на то, что деятельность иностранных представителей и консулов по поддержке дальневосточных атаманов, в том числе и атамана Калмыкова, в данный период была направлена на свержение советской власти. Новым представляется то, что автор дифференцирует позицию и методы различных государств по отношению к Белому движению, включая “атаманщину”.

        В середине 1970-х годов в г. Владивостоке под редакцией А.И. Крушанова вышел макет монографии “Истории Дальнего Востока СССР”, посвященный гражданской войне. В нем сделана попытка обобщить работы по истории гражданской войны на Дальнем Востоке для последующего серьезного труда. В это же время продолжают выходить работы А.И. Крушанова[16], посвященные общим вопросам гражданской войны в Сибири и на Дальнем Востоке. Эти книги дают богатейший обобщающий, фактический и аналитический материал для изучения гражданской войны, но тема уссурийского казачества в них затрагивается фрагментарно.

        С 1985 г. наступает новый период в отечественной историографии, который отличается большей открытостью архивов, попытками объективно разобраться в истории гражданской войны. Происходит переоценка гражданской войны, смещение акцентов от героизации событий к трагедии, сглаживание полярности подхода. Особенность этого периода состояла в том, что толчок для более серьезных исследований дали публикации в периодической печати.

        В это время продолжают проводиться серьезные исследования по истории гражданской войны в России и на Дальнем Востоке. И в тоже время тема уссурийского казачества не выделяется в отдельную проблему.

        Плодотворную попытку показать политику дальневосточных атаманов Г.М. Семенова и И.П. Калмыкова, их зависимость от Японии, настроенность на сепаратизм, а также обстановку на Дальнем Востоке, как ее видели американские интервенты предпринял В.Л. Мальков[17].

        В 1991 г. под редакцией академика А.И. Крушанова вышла коллективная монография “История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. - февраль 1917 г.)”[18]. В ней показаны основные стороны жизни уссурийского казачества - социально-экономические, военно-политические и другие, - в дореволюционный период. Она как бы подводит определенный итог деятельности дальневосточных историков и намечает пути дальнейших исследований.

        Широкий анализ положения как крестьянства, так и казачества на Дальнем Востоке до и во время гражданской войны осуществили авторы вышедшего в 1991 г. труда “Крестьянство Дальнего Востока СССР...”[19], которые вновь указали на отсутствие в среде уссурийского казачества материальной обеспеченности и социальной однородности. В работе на данное время наиболее полно исследовано и представлено социально-экономическое положение крестьянства и казачества Дальнего Востока.

        1991 г. отмечается началом нового подхода в изучении гражданской войны, связанный с происшедшими переменами в стране. Он характеризуется прежде всего сменой социально-политических ориентаций, что привело к новым взглядам на Белое движение вообще и казачество в частности. Теперь деятелей Белого движения показывают как борцов с советской властью, положительными героями и в итоге как пострадавшую сторону.

        В начале 90-х годов открываются ранее закрытые для широкого исследования документы, материалы, книги. На их основе появляется много работ по истории гражданской войны, в том числе и об участии в ней казачества, а также и о периоде, предшествовавшем данным событиям. Много подобных публикаций по различным аспектам истории казачества появляется в прессе[20]. К сожалению, почти все эти книги о казачестве охватывают период до 1917 г., т.е. сама гражданская война не затрагивается.

        В это время появляются и работы, посвященные истории гражданской войны на Дальнем Востоке[21]. Однако следует заметить, что несмотря на расширение поля исследований, тема казачества на Дальнем Востоке, и в частности, история Уссурийского казачьего войска, так и не стала объектом широкого изучения.

        В 90-е годы выходит ряд работ, посвященных различным аспектам истории как дальневосточного, так и уссурийского казачества.

        Об участии уссурийских казаков в гражданской войне сказано и в ряде работ автора[22].

        Таким образом, подводя итог изучению исторической литературы, посвященной исследуемому периоду, хочется сделать ряд выводов.

        При рассмотрении истории гражданской войны на Дальнем Востоке авторы не могли обойти тему казачества, его роли в описываемых событиях, однако большинство исследователей рассматривало ее поверхностно, удовлетворяясь схематичным, заданным изображением. За исключением ряда авторов - А.И. Крушанова, М.И. Светачева, О.И. Сергеева, Э.М. Щагина, данная проблема не нашла своего отображения в работах исследователей по истории Дальнего Востока. Не получили должного освещения вопросы социально-экономического положения Уссурийского казачьего войска к 1917 г., функционирование Союза Дальневосточных казачьих войск, его взаимоотношения с колчаковской властью, деятельность Уссурийского казачьего войска в период Дальневосточной Республики и др.

        Источниковой базой исследования являются как опубликованные, так и неопубликованные документы и материалы, хранящиеся в фондах отечественных архивов. Их выявление и отбор явились важной частью работы.

        Из опубликованных источников следует отметить вышедшие в 1925 г. протоколы допроса адмирала А.В. Колчака, в которых адмирал поднимал вопрос о дальневосточном казачьем сепаратизме и отношении дальневосточных атаманов к своей власти[23]. Определенную ценность представляют сборники документов, которые ввели в научный оборот большое количество архивных материалов[24].

        В вышедшем в 1969 г. сборнике “Дальсовнарком” опубликован ряд интересных документов об Уссурийском казачьем войске периода зимы-лета 1918 г. о перепитиях борьбы за советскую власть на Дальнем Востоке, о поддержке советской власти уссурийцами, о помощи Советов казакам, о боевых действиях против белогвардейцев и интервентов и участии в них уссурийских казаков. Особо хочется отметить ряд постановлений, принятых Дальсовнаркомом в мае 1918 г. и посвященных расказачиванию. В них указывается, что расказачивание проходило на основе решений, принятых в мае 1918 г. 5-м Войсковым кругом Уссурийского казачьего войска. Кроме того, имеются документы, в которых показан процесс перехода казачества в крестьянство, попытки Дальсовнаркома решить земельные вопросы между казаками и крестьянами.

        Большой вклад в изучение гражданской войны на Дальнем Востоке внесли вышедшие в 1993-1997 гг. во Владивостоке сборники документов под редакцией Б.И. Мухачева и М.И. Светачева[25]. В них вошли мало или почти незнакомые широкому кругу отечественных исследователей материалы: об участии Уссурийского казачьего войска в гражданской войне, о деятельности дальневосточных атаманов, об их зависимости от иностранных держав, о т.н. “атаманщине” и др.

        Основной источниковой базой диссертации явились документы и материалы 3 дальневосточных архивов и архива Хабаровского краевого краеведческого музея, большинство из которых были слабо вовлечены в научный оборот. Автор работал в фондах Российского Государственного Исторического Архива Дальнего Востока (РГИА ДВ), Государственного Архива Хабаровского края (ГАХК), Государственного Архива Приморского края (ГАПК), в которых обнаружен богатый фактологический материал о деятельности Уссурийского казачьего войска в различные периоды его истории.

        При классификации документы хотелось бы разделить на две группы. В первую - законодательные источники необходимо включить постановления различных правительств - СНК, Дальсовнаркома, белых правительств - Временного правительства автономной Сибири (ВПАС), генерала Д.Л. Хорвата, Временного Сибирского правительства (ВСП), правительства адмирала А.В. Колчака, Временного Приамурского правительства (ВПП), правительства М.К. Дитерихса, Войскового правительства Уссурийского казачьего войска. Во вторую группу - делопроизводственные документы включены приказы по войскам Дальнего Востока, Походного Атамана Дальневосточных казачьих войск, Войскового Атамана Уссурийского казачьего войска, постановления Войсковых кругов, земских и городских учреждений.

        Результатом работы в РГИА ДВ стало использование документов 24 фондов, среди которых хотелось бы выделить фонды 129, 144, 145, 147, 149, 167, 619 - Войскового правления, станичных и поселковых правлений Уссурийского казачьего войска, а также фонды Р-955, 1258, 1259, Р-2252 - земских и городских учреждений Дальнего Востока. Автором выявлены и введены в научный оборот многие военные и политические документы периода гражданской войны на Дальнем Востоке.

        Особый интерес представляют протоколы Войсковых кругов, постановления Войскового правительства Уссурийского казачьего войска, приказы Войскового Атамана. Обнаружен ряд документов, отображающих ситуацию внутри антибольшевистского движения, борьбу за власть между представителями демократической контрреволюции и Белого движения.

        Основной пласт документов автор почерпнул из фондов ГАХК. При написании диссертации были использованы документы из 34 фондов. Обнаружены документы и законодательные акты различных правительств, в том числе как “белых”, так и “красных” с 1917 по 1922 гг. Кроме того, в ГАХК в фондах 44, 401, 442, 537, 768, 959, 1024, 1503 находятся документы Уссурийского казачьего войска, приказы атамана И.П. Калмыкова, постановления Войсковых кругов и Войскового правительства Уссурийского казачьего войска, сведения о кадровых казачьих частях, вооружениях, разведывательные сводки и т.д.

        В ГАПК были изучены материалы 5 фондов. Среди них можно выделить акты и документы ВПАС и ВСП. Основное внимание уделено фондам 4, 6, 1500, в которых содержатся документы Войскового правления, станичных и поселковых правлений Уссурийского казачьего войска. Большой интерес представляют военные документы - приказы, приказания войскам Дальнего Востока.

        Значительную помощь автору в написании диссертации оказали мемуары. Конечно же, данная литература является специфичной, так как несет на себе черты субъективизма, хотя и передает дух времени, а также роль и место автора в описываемых событиях. Указанные выше черты позволяют автору причислить данные публикации не к самостоятельным исследованиям, а к источникам, и использовать их как таковые.

        Первые мемуары вышли сразу после гражданской войны. Их можно разделить на две группы: мемуары “красных”[26] и мемуары “белых”[27]. Большинство последних было издано за рубежом и лишь некоторые изданы у нас в стране в 20-е годы. Эта подборка носила главным образом пропагандистско-разоблачительный характер. В 1927 г. С.А. Алексеев выпустил 5-ти томный сборник “Революция и гражданская война в описаниях белогвардейцев”, в который вошел и том “Гражданская война в Сибири и Северной области”.

        Среди мемуаров, посвященных истории гражданской войны на Дальнем Востоке, а также Уссурийскому казачьему войску и деятельности атамана И.П. Калмыкова в период 1918-1919 гг. хотелось бы отметить “Дневник белогвардейца” барона А. Будберга. Находившийся в самой гуще событий на Дальнем Востоке, А. Будберг подвергает суровой критике деятельность дальневосточных атаманов, показывает их ориентацию на казачий сепаратизм, поддержанный Японией, своеволие, что все вместе взятое выразилось в т.н. “атаманщине”. Попытался показать Будберг и борьбу А.В. Колчака с атаманщиной вопреки противодействию Японии. В своем “Дневнике...” Будберг, как один из руководителей Белого движения, дал много полезной информации по начальному этапу гражданской войны на Дальнем Востоке, участию и роли казачества, в том числе и уссурийского, в этих событиях.

        В конце 1980 - начале 1990-х годов отечественные исследователи получили открытый доступ к эмигрантской мемуаристике. Появилась возможность проанализировать взгляды на события гражданской войны и с другой стороны баррикад. Однако необходимо подчеркнуть, что материалов об участии уссурийских казаков в гражданской войне в эмигрантской мемуаристике о Белом движении на Дальнем Востоке нет.

        Огромный массив информации несет периодическая печать.

        Рассматриваемую автором периодику можно разбить на две группы - большевистскую и антибольшевистскую.

        Автор работал с такими большевистскими газетами, как “Амурская правда”, “Дальневосточные известия”, “Дальневосточная правда”, “Дальневосточный телеграф” и др.

        Ко второй группе можно отнести “Вестник Маньчжурии”, “Голос Приморья”, “Далекая Окраина”, “Дальний Восток”, “Дальневосточное обозрение”, “Новости жизни”, “Приамурье”, “Приамурская жизнь” и др.

        Особо необходимо отметить, что в течение ряда лет - с 1917 по 1922 гг. с перерывами выходила газета Уссурийского казачьего войска “Уссурийский казачий вестник”. При работе в РГИА ДВ, ГАХК, ГАПК автору удалось обнаружить номера за различные годы.

        Таким образом, источниковая база позволяет составить достоверную картину прошлого, обосновать содержащиеся в диссертации выводы и положения. Общий анализ имеющегося материала по истории Уссурийского казачьего войска в период революций 1917 г. и гражданской войны 1918-1922 гг. позволяет поставить и решить автором следующие задачи:

        - исследовать социально-экономическое положение Уссурийского казачьего войска к началу гражданской войны;

        - показать отношение Уссурийского казачьего войска к революциям 1917 г.;

        - рассмотреть причины раскола в Уссурийском казачьем войске в различные периоды революций и гражданской войны
          на Дальнем Востоке;

        - изучить и проанализировать такие явления, как казачий сепаратизм, “атамановщина”;

        - осветить военную деятельность Уссурийского казачьего войска в годы гражданской войны на Дальнем Востоке;

        - проанализировать процесс ликвидации Уссурийского казачьего войска после окончания гражданской войны;

        Методологическая основа исследования.

        Методология исторического познания является проблемой дискуссионной, широко обсуждаемой отечественными исследователями, в том числе и дальневосточниками[28].

        Автору нет необходимости в данной работе детально анализировать теоретические построения. Главное для него их познавательная ценность.

        Большие нарекания вызвал формационный подход. Однако, на наш взгляд, он позволяет выявить общие закономерности исторического процесса, что важно и для данного научного исследования. Вместе с тем, абсолютизация формационного подхода приводила советских историков к узкоклассовому освещению и оценкам исторического процесса, преувеличению значения политики классового расслоения, роли гражданской войны в решении социальных вопросов, односторонней идеологизации истории. Жесткая обусловленность причинно-следственных связей приводила отечественных историков к отрицанию любой альтернативы исторического развития общества. Автор стремится избежать крайностей формационного подхода, признавая его ценность.

        В последнее время на щит поднимается цивилизационный подход к исследованию исторического прошлого, изложенный наиболее полно в работах английского историка А. Тойнби[29]. Он рассматривал цивилизации в качестве замкнутых устойчивых “исторических регионов”. Главным признаком цивилизации является конфессиональная принадлежность населения “исторического региона”, в частности, Россия у него рассматривается как основа особой цивилизации, названной им “православным христианским обществом”. Такой подход позволяет акцентировать внимание на особенности исторического развития России, его дальневосточного региона и казачества, как особой социальной группы населения.

        Однако хотелось бы заметить, что в чистом виде не существует ни одного общественного явления, в истории не было ни одной “чистой” формации, так же как и абсолютно замкнутой цивилизации.

        Отсюда автор стоит на позициях формационно-цивилизационного подхода, что позволяет выявить, с одной стороны, общие закономерности участия казачества в гражданской войне, а с другой - увидеть специфику этих трагических событий на Дальнем Востоке, а также особую роль в них Уссурийского казачьего войска. Последнее невозможно рассматривать без учета особенностей социально-экономического развития казачьих хозяйств до революции, с одной стороны, и формирования особого казачьего менталитета с другой. Это является предметом исследования с точки зрения цивилизационного подхода.

        Автор придерживается принципов научности, историзма и объективности, которые предполагают всестороннее рассмотрение объекта исследования и конкретный исторический подход к событиям прошлого. Автор также исходит из концепции неоднородности общества, наличия различных социальных слоев (в данном случае казачества), имеющих свой статус, обычаи и т.д. Автор старается поддерживаться историзма подхода, рассматривать события в контексте того периода, не осовременивая их.

        Исследование велось с применением синхронного, сравнительно-исторического методов с сопоставлением различных данных и свидетельств.

        Использование статистического метода позволило систематизировать и обобщить большой цифровой материал.

        Рассмотрение материала в логической, хронологической последовательности и взаимообусловленность всех его составных элементов, позволяет сделать обоснованные выводы и объективные оценки.

        Новизна данного исследования заключается в вовлечении в научный оборот новых документов и материалов, на основе которых впервые делается попытка рассмотреть социально-экономическое положение Уссурийского казачьего войска к 1917 г., участие в революциях 1917 г., в событиях гражданской войны на Дальнем Востоке 1918-1922 гг., вопрос ликвидации уссурийского казачества.

        Впервые при анализе революций 1917 г. и гражданской войны  показана специфика участия уссурийских казаков в этих событиях на Дальнем Востоке. Исследуя такие явления, как казачий сепаратизм и “атамановщина”, автор раскрывает особенности этих явлений на Дальнем Востоке через деятельность И.П. Калмыкова и Г.М. Семенова.

        Автор осветил и ранее не затрагиваемый вопрос ликвидации уссурийского казачества, окончательно проходившей в 1921-1922 гг., решение различного рода проблем, связанных с новым социальным статусом казачества, а также земельного вопроса.

        Привлечение новых документов и материалов, новый подход к их изучению, позволили автору решить поставленные перед исследованием задачи. Избранная тема является по сути первым специальным самостоятельным исследованием по истории уссурийского казачества в годы гражданской войны.



[1]Столетие военного министерства (1802-1902). Главное управление казачьих войск. СПб., 1902; Азиатская Россия. Т.1,2. СПб., 1914.

[2] Пржевальский Н.М. Путешествие в Уссурийский край, 1867-1869 гг. СПб., 1870; Краснов П.Н. По Азии. СПб., 1903; Савицкий А.Ю. Краткий исторический очерк Уссурийского казачьего войска. Хабаровск, 1908; Унтербергер П.Ф. Приамурский край, 1906-1910 гг. СПб., 1912, Иванов Р. Краткая история Амурского казачьего войска. Благовещенск, 1912; Жернаков А. О казаках Уссурийских в связи с краткой историей Уссурийского казачьего войска. Владивосток, 1915; Васильев А.П. Забайкальские казаки: Ист. очерк. Чита. Т.1,2. 1916; Т.3. 1918.

[3]  Щагин Э.М. Октябрьская революция восточных окраин России. М., 1974. Воробьев В.В. Формирование населения Восточной Сибири. Новосибирск, 1975; Махниборода Т.В. К вопросу о социально-экономическом расслоении дальневосточного казачества // Социально-экономические проблемы истории Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1977.

[4] Сергеев О.И. Дореволюционная историография забайкальского и дальневосточного казачества // Социально-экономическое развитие дальневосточной деревни (дореволюционный период). Владивосток, 1982; Он же. Казачество на русском Дальнем Востоке в XVII-XIX вв. М., 1983; Он же. Советская историография казачества на русском Дальнем Востоке в XVII-XIX вв. // Проблемы Дальнего Востока СССР (XVII-XX вв.) в отечественной литературе. Материалы XIII Дальневост. науч. конф. по пробл. отеч. и зарубежной историографии. Владивосток, 1986; Он же. Классовая борьба дальневосточного и забайкальского казачества во второй половине XIX-XX в. // Классовая борьба и революционные выступления на Дальнем Востоке во второй половине XIX-XX в. Владивосток, 1988; Он же, Осипов Ю.Н. Сельскохозяйственное освоение Приамурья и Приморья во второй половине XIX в. // Хозяйственное освоение русского Дальнего Востока в эпоху капитализма. Владивосток, 1989; Он же. Из истории казачьей службы на реках Дальнего Востока // Российский флот на Тихом океане: История и современность.Вып.1. Владивосток, 1996.

[5] Рябов Н.И., Штейн М.Г. Очерки истории русского Дальнего Востока, XVII-начало XX века. Хабаровск, 1958; Кабузан В.М. Как заселялся Дальний Восток. Хабаровск, 1973; Алексеев А.И., Морозов Б.Н. Освоение русского Дальнего Востока, конец XIX в.-1917 г. М., 1989; Рыбаковский Л.Л. Население Дальнего Востока за 150 лет. М., 1990.

[6] Галушко Ю. Казачьи войска России. (Краткий историко-хронологический справочник казачьих войск до 1914 г.). М., 1993; Смирнов Н.Н. Слово о забайкальских казаках. Волгоград, 1994; Агафонов О.В. Казачьи войска Российской империи. М.: Калининград, 1995.

[7] Коваленко А.И. Культура Дальневосточного казачества: история формирования, проблемы возрождения. Канд. дис. Владивосток, 1995; Сергеев О.И. Казачья эмиграция в Китае // Междунар. науч. конф. “Гражданская война на Дальнем Востоке России: Итоги и уроки”. Тез. докл. и сообщ. 5-9 окт. 1992 г. Владивосток, 1992; Он же. Из истории политической жизни российской эмиграции в Китае: фашизм и казачество // Вопросы истории гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке России. Сб. науч. тр. Владивосток, 1994; Он же. Казачья эмиграция в Китае: Опыт сохранения традиций // Тез. докл. и сообщ. междунар. науч. конф. “Дальний Восток России в контексте мировой истории: от прошлого к будущему”. 18-20 июня 1996 г. Владивосток, 1996; Он же. Казачья эмиграция в Китае: сохранение традиций и новаций жизни // Дальний Восток России в контексте мировой истории: от прошлого к будущему. Материалы междунар. науч. конф. Владивосток, 1997;

[8] Шерман И.А. Советская историография гражданской войны в СССР(1920-1931). Харьков, 1964; Наумов В.П. Летопись героической борьбы. Советская историография гражданской войны и империалистической интервенции в СССР(1917-1922). М., 1972; Рейхберг Г.Е., Шурыгин А.П. Буржуазная историография Октября и гражданской войны в Сибири. Новосибирск, 1981; Спирин Л.М., Литвин А.Л. На защите революции: В.И. Ленин, РКП(б) в годы гражданской войны: Историографический очерк. Л., 1985; Наумов И.В. Гражданская война на Дальнем Востоке в советской историографии середины 1950-середины 1980-х годов. Иркутск, 1991; Мухачев Б.И., Наумов И.В. Гражданская война и интервенция на Дальнем Востоке в освещении советских историков( середина 50-начало 90-х гг.) // Вопросы истории гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке России. Сб. науч. трудов. Владивосток, 1994. С.9-25; Ермакова Э.В. Гражданская война и интервенция на Дальнем Востоке в историографических работах // Там же. С. 25-33.

[9] История гражданской войны в СССР, 1917-1922 гг. Т.1-5. М., 1935-1960; Энциклопедия. Гражданская война и военная интервенция в СССР. М.,1983; Иоффе Г.З. Колчаковская авантюра и ее крах. М.,1983; Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн.1,2. М.,1986; Денисов С.В. Белая Россия. СПб.,1991;

[10] Ракитников Н.И.Сибирская реакция и Колчак. М.,1920.

[11] Лежнин П.Д. Богатства Приамурья и Забайкалья. Чита, 1922; Ильюхов Н., Титов М. Партизанское движение в Приморье. Л., 1928; Парфенов-Алтайский П.С. Борьба за Дальний Восток. Л.: Прибой, 1928; Он же. На соглашательских фронтах(1920-1921 г.) в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. М., 1932.

[12] Флегонтов А., Яньков П. Уссурийский фронт. Владивосток: Дальгиз, 1932; Карпенко З. Гражданская война на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1934.

[13] Рейхберг Г. Разгром японской интервенции на Дальнем Востоке. М.,1940; Обзор № 7. Зверства японской военщины. 6-й отдел ПУ ДВ фронта. 1941.

[14] Шурыгин А.П.Борьба против иностранной интервенции и внутренней контрреволюции на Дальнем Востоке(ноябрь 1917 г.-сентябрь 1918 г.) // Из истории борьбы советского народа против иностранной военной интервенции и внутренней контрреволюции в 1918 г. М., 1956; Папин А.М. Крах колчаковщины и образование Дальневосточной Республики. М., 1957; Шишкин С.Н. Гражданская война на Дальнем Востоке. М., 1957; Близнякова А.В. Борьба большевиков за установление Советской власти на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1957; Голионко В.П. В огне борьбы. М., 1958; Крушанов А.И. Борьба за власть Советов на Дальнем Востоке и в Забайкалье, 1917-март 1918 гг. Владивосток, 1962; Бойко-Павлов Д.И., Сидорчук Е.П. Так было на Дальнем Востоке. М., 1964; Шерешевский Б.М. Разгром семеновщины(апрель-ноябрь 1920 г.). Новосибирск, 1966; Беликова Л.И. Коммунисты Приморья в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1967; Куцый Г. Борьба рабочего класса Дальнего Востока против интервентов и внутренней контрреволюции, 1918-1920 гг. Владивосток, 1967; Елизарова Е.И., Чернышова В.И. Возвращаясь к напечатанному // Дальний Восток. 1967. № 4; Масалов Г.А. Горячее сердце учителя. Хабаровск, 1968; Героические годы борьбы и побед:(Дальний Восток в огне гражданской войны). М.,1968; Крушанов А.И. Октябрь на Дальнем Востоке. Ч.1,2. Владивосток,1968.1969. Гвишиани Л.А. Советская Россия и США(1917-1920). М.,1970.

[15] Светачев М.И. Империалистическая политика “помощи” и ее роль в антисоветской интервенции в Сибири в 1918-1919 гг. // Вопросы истории Дальнего Востока. Хабаровск, 1972; Он же. Интервенты и Сибирская контрреволюция(ноябрь 1917-1918 г.) // Вопросы истории Дальнего Востока. Выпуск 3. Хабаровск,1973; Он же. Империалистическая интервенция в Сибири и на Дальнем Востоке(1918-1922 гг.). Новосибирск,1983.

[16] Крушанов А.И.Гражданская война в Сибири и на Дальнем Востоке(1918-1920). Кн.1,2. Владивосток, 1972,1984; История Дальнего Востока СССР. Кн.6. Победа Советской власти на Дальнем Востоке СССР.(1917-1922 гг.). (Макет). Владивосток, 1976.

[17] Мальков В.Л. Американские солдаты в Сибири // История СССР. 1991. № 1.

[18] История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма(XVII в.-февраль 1917 г.). М., 1991.

[19] Крестьянство на Дальнем Востоке СССР XIX-XX вв.(Очерки истории). Владивосток, 1991.

[20] Сибиряков Н.С. Конец Забайкальского казачьего войска // Минувшее: Ист. альманах. Т.1. М., 1990; Симонов Д.Г. Из истории вооруженных сил Временного Сибирского правительства(1918) // Сибирь в период гражданской войны. Кемерово, 1995. С.68-83; Войнов В. Синие лампасы // Комсомольская правда. 1991. 2апр.

[21] Шельдешев Э.М. Очерк истории исторической науки на Дальнем Востоке(Дальистпарт и его деятельность в 20-30-е гг.). Хабаровск, 1995; Ципкин Ю.Н. Белое движение на Дальнем Востоке(1920-1922 гг.). Хабаровск, 1996; Дубинина Н.И., Ципкин Ю.Н. Об особенностях дальневосточной ветви российской эмиграции (На материалах Харбинского комитета помощи русским беженцам) // Отеч.история. 1996. № 1. С.70-84; Ципкин Ю.Н. Нельзя стрелять в свое прошлое // Тихоокеан. звезда. 1996. 6 апр.; Он же. Белые и красные: финал трагедии // Приамур. ведомости. 1997. 11 февр.

[22]Савченко С.Н. Автономия Уссурийского казачьего войска в годы гражданской войны(1918-1919 гг.) // Сб. междунар. конф. “ Гражданская война на Дальнем Востоке России: Итоги и уроки”. Владивосток, 1994; Он же. Формирование Особого Уссурийского атамана Калмыкова Отряда(март 1918-март 1920 г.) // Съезд сведущих людей Дальнего Востока. Хабаровск, 1995; Он же. К вопросу о земельном отводе генерала С.М. Духовского Уссурийскому казачьему войску // Материалы 42-й науч. конф. ХГПУ. Хабаровск, 1996 и др.

[23] Допрос Колчака. Л., 1925.

[24] Октябрьская революция и гражданская война на Дальнем Востоке. Хроника событий 1917-1922 гг. М., Хабаровск, 1933; Японская интервенция в документах 1918-1922 гг. М., 1934; Борьба за власть Советов в Приморье(1917-1922 г.г.). Сб.документов. Владивосток, 1955; Из истории гражданской войны в СССР. Сб. документов и материалов, 1918-1922. Т.1-5. М., 1959-1961; Октябрь на Амуре. 1917-1922 гг. Сб. документов. Благовещенск, 1961; Дальсовнарком, 1917-1918 гг. Сб. документов и материалов. Хабаровск, 1969; Военные моряки в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке 1917-1922 гг. Документы  и материалы. Владивосток, 1989.

[25] Дальневосточная Республика. Становление. Борьба с интервенцией(февраль 1920-ноябрь 1922 гг.).(Сб. документов). Ч. 1,2. Владивосток, 1993; Колчак и интервенция на Дальнем Востоке. Документы и материалы. Владивосток, 1995; Подготовка и начало интервенции на Дальнем Востоке России. Документы и материалы. Владивосток, 1997.>

[26] В огне революции. Хабаровск, 1927; И на Тихом океане свой закончили поход. Хабаровск, 1933; Таежные походы. М., 1935; Бойко-Павлов Д.И. Как зарождалось партизанское движение // Дальний Восток. 1957. № 3; Никифоров П.М. Записки премьера ДВР. М., 1963; Дорогой борьбы и побед. Хабаровск, 1966; Этих дней не смолкнет слава. Владивосток, 1966; Ленинская гвардия на Дальнем Востоке. Хабаровск 1970; Гражданская война на Дальнем Востоке(1918-1922 гг.).Воспоминания ветеранов. М., 1973; Постышев Павел. Воспоминания, выступления, письма. М., 1987; Вместе со всей Россией. Хабаровск, 1988; “Им не убить идеала”. Хабаровск, 1990.

[27] Гинс Г.К. Сибирь, союзники, Колчак. Т.1,2. Пекин, 1921; Сахаров К.В. Белая Сибирь. (Внутренняя война 1918-1920 гг.). Мюнхен, 1923; Болдырев В.Г. Директория. Колчак. Интервенты. Новониколаевск, 1925; Он же. Из пережитого // Сибирские огни. 1924. № 1; Гражданская война в Сибири и Северной области:(Революция и гражданская война в описаниях белогвардейцев). М., Л.. 1927; Андрушкевич Н.А. Последняя Россия // Белое дело. Т.4. Берлин, 1928; Будберг А. Дневник белогвардейца. Л., 1929; Филимонов Б. Белоповстанцы.(Хабаровский поход зимы 1921-1922 годов). Кн.1. Шанхай, 1932; Шильников И.Ф. 1-ая Забайкальская дивизия в Великой Европейской войне 1914-1918 гг. Харбин, 1933; Зуев А.В. В борьбе за Родину. (Оренбургские казаки в борьбе с большевизмом). 1918-1922 гг. Очерки. Харбин, 1937; Сергеев В.Л. Очерки по истории белого движения на Дальнем Востоке. Харбин 1937; Атаман Семенов. О себе. Воспоминания, мысли и выводы. Харбин, 1938; Филимонов Б. Конец Белого Приморья. Сан-Франциско, 1971; Ефимов А.Г. Ижевцы и воткинцы. Сан-Франциско, 1975; “Дело не получило благословения бога”. Публицистика и мемуары белых. Хабаровск, 1992.

[28] Ващук А.С. Двумя методами // Россия и АТР. 1995. № 2; Волобуев П.В., Булдаков В.П. Октябрьская революция: новые подходы к изучению // Вопр. истории. 1996. № 5-6; Согрин В.В. Идеология и историография в России: нерасторжимый брак? // Вопр. философии. 1996. № 8; Мухачев Б.И. О необходимости новых подходов к изучению роли белого казачества в гражданской войне // Казачество Дальнего Востока: Проблемы современности и перспективы развития. Материалы научно-практич. конф. 7-8 дек. 1996 г. Владивосток, 1996. С.57-59; Он же. Дальний Восток России в 1917-1922 годах: Симпозиум ученых историков // Россия и АТР. 1997.С.5-19.

[29]См.: Тойнби А. Постижение истории. М., 1991.

 


Введение | Социально-экономическое положение УКВ к 1917 г. | Февральская революция и УКВ | Октябрьская революция и УКВ
Начало Гражданской войны на юге ДВ и позиция УКВ | Казачий сепаратизм и Колчаковская диктатура
УКВ в период ВППОЗУ и областного управления ДВР | УКВ на завершающем этапе Гражданской войны
Заключение | Список использованных источников

страница 1

© ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ДВО РАН
Уссурийское Казачье Войско в 1917-1922 гг.
ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата исторических наук


Савченко Сергей Николаевич